3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Хочу немножко поделиться своим опытом и выводами относительно того, как нужно (а скорее как не нужно) делать, когда рождается второй малыш. Особенно много вопросов приходится решать, если разница между детьми небольшая. Возможно, мой опыт и мои выводы покажутся дельными и кому-то помогут.

На данный момент старшему сыну 2 года 7 месяцев, а младшему почти 6 месяцев. За это время мне пришлось многое поменять в себе. Пришлось, наконец-то, повзрослеть самой и со старшим сыном удалось-таки правильно распределить роли ведущий-ведомый. На протяжении этих 6-ти месяцев я многое пробовала, применяла – что-то подходило, а что-то нет.

Расскажу, какие выводы сделала, что получилось, а что считаю ошибками, которые сейчас корректирую.

Еще до рождения

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Многие  ожидающие прибавления мамы беспокоятся о том, как подготовить старшего ребенка к рождению малыша, чтобы минимизировать возможную травму и будущую ревность. Скажу про себя – я тоже переживала из-за этого и считала, что старшего нужно готовить к событию заранее.

Ближе к концу беременности я поняла, что все это лишнее. Старшему на тот момент было 2,2 года, и после всех моих разговоров про то, что скоро родится малыш, что он будет такой и такой, что мама уедет в больничку, а он останется с бабушкой и т.д – я  увидела, что все это лишь добавляет тревожности маленькому ребенку.

Он в ПРИНЦИПЕ этого себе представить не может, поэтому вопрос – зачем тогда?

Мне кажется, нужно уже непосредственно перед датой госпитализации (если известна точная дата) или перед предполагаемой датой родов сказать ребенку все то, что я говорила несколько месяцев.

“Малыш, мама завтра поедет в больничку, откуда приедет с маленьким ребеночком – твоим братиком, который будет жить вместе с нами. А ты это время поживешь с бабушкой.

Мы сможем общаться только по телефону и по интернету, но я всегда буду о тебе помнить и думать и буду отправлять тебе записочки. А потом вы все вместе поедете встречать маму и братика.”

Первый месяц или полтора

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Малыш спит подолгу и достаточно крепко. Поэтому я расслабилась и никак не ограничивала подвижные и шумные игры старшего (у нас однокомнатная квартира). Я была озабочена тем, что ему и так нелегко, внимания ему мало, поэтому не хотела его еще сильнее “травмировать” ограничениями.

Зато вскоре малыш стал просыпаться практически от каждого шороха, и пришлось в срочном порядке призывать старшего к тишине. Примерно месяц на это потребовалось, а потом он научился достаточно долгое время играть тихо, ходить на цыпочках “как мышка” и говорить шепотом. Вывод: нужно с первых дней учить старшего играть потише, когда спит малыш.

Ни в коем случае не стоит связывать ограничения для старшего с маленьким

Я допустила эту ошибку и сейчас уменьшаю ее последствия. Поясню. Это снова касается  ограничения шумных игр во время сна маленького. Я говорила примерно так: “Малыш спит, нужно поиграть тихо. Когда он проснется, то опять можно играть в шумные машинки”. Или: “Давай, пока малыш спит, мы пойдем играть на кухню”.

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Первая фраза повлекла за собой следующее: так как долго играть тихо ребенку сложно, то он, видимо, сделал для себя простой вывод – если хочу играть шумно, нужно, чтобы младший братик проснулся. И стал иной раз “специально” будить его, а после того как тот просыпается, радостно играть в шумные игры.

Или так происходит: маленький часто спит только если я рядом лежу, если проснется, то сразу титю в рот и засыпает. Поэтому для старшего это не только ограничение в шуме, но и ограничение в доступе к маме. И он тоже начинает будить его, а потом радостно зовет меня играть с ним.

Вторая фраза (про кухню) повлекла за собой то, что старший стал все чаще “рваться” в комнату под разными предлогами. Видимо, с той же целью – разбудить малыша. Ведь на кухне и места мало, и игры не такие разнообразные. На данный момент я стала говорить просто “Нужно играть тихо” или “Сейчас время посмотреть мультфильмы”. Т.

е. то же самое, что и раньше, но без пояснений, что “пока спит Андрей”.

В Сообществе “Заботливая альфа” мне посоветовали использовать “белый шум” на время сна младшего. Попробовала.

Да, младший при этом прекрасно уснул, старший мог играть как будто ничего и не происходит, но когда я положила младшего, а сама решила что-то поделать, он проснулся, как это обычно происходит и без “белого шума”.

Плюс ко всему, мне самой как-то не по себе от этого постороннего громкого фона, и хоть звук прибоя или дождя приятен, но не так громко. Поэтому я экспериментировать дальше не стала, по большому счету, я уже приноровилась и без него.

В периоды, когда я начинаю “загоняться” и стараюсь удовлетворить одновременно потребности обоих – плохо всем

Поэтому очень и очень важно сохранять приоритетность. Я почему-то решила, что старший ребенок ну очень и очень страдает от того, что родился малыш и от того, что теперь ему ставятся дополнительные какие-то ограничения. Мне прямо было обидно за него.

Он-то ни в чем не виноват, думала я, почему же он должен страдать от того, что мне, маме, нужно укладывать спать малыша. И я старалась укладывать и лишний раз не говорить старшему, чтобы он играл потише. Или чтобы посидел на стульчике и полепил один, пока я кормлю малыша.

Вот прямо думала, что я ему тем самым непоправимую травму наношу. В итоге мои просьбы были часто такими неуверенными, “сюсюшными”, что не давали результата. А буквально недавно я поняла, что дети на самом деле – очень адаптивные.

И если бы я изначально не “страдала” этим страхом “травмировать” ребенка, а просто уверенно его ввела в новые для него “правила” жизни, то, возможно, все было бы проще.

Ведь старший то не знает, а КАК МОГЛО БЫ БЫТЬ, если бы не появился малыш. Это я на невербальном уровне ему это постоянно транслировала, что если бы не малыш, то ему было бы лучше и он был бы по-прежнему в центре внимания. А сейчас по факту что произошло в его жизни? Появился новый член семьи.

Да, для него сформировать привязанность к брату несколько иное, чем для младшего к нему. Да, появились какие то изменения в нашей жизни. Но при этом, все это никак его не унижает, не уязвляет и не оскорбляет.

Просто появились новые рамки, в кругу которых ему по-прежнему позволено все то, что было до.

Теперь о хорошем (хотя и предыдущее тоже хорошо – ведь это опыт, рост)

Так как со вторым ребенком я стараюсь соблюдать режим сна и нормы сна, то и со старшим удалось вернуть дневной сон.

Если по зиме мне было удобно отказаться от дневного сна, который был слишком поздним и, соответственно, укладывания на ночь тоже были поздние, то теперь у нас есть и дневной сон, и на ночь ложимся в 8. При этом все дети получают необходимое количество часов сна.

Плюс ко всему, сейчас когда младшего на утренний сон укладываю, старший все равно нет-нет да разбудит его, поэтому на это время стараюсь идти на улицу. В результате, опять же все в плюсе. И это, опять же, режимность и последовательность действий.

Как укладываемся на дневной сон. Поначалу удавалось засыпать всем одновременно, но месяцев с 4-х у младшего активность в разгаре, поэтому уложить его стало проблематичнее. Стала делать так. Сама садилась на фитбол и качала малыша, а старший лежал в постели, я рассказывала сказки наизусть или сама сочиняла, он засыпал.

Малышу, тоже уже почти уснувшему, давала грудь и ложилась рядом со старшим. И все вместе спали. Сейчас порядок засыпаний изменился. У старшего новый этап в развитии, он стал мягче, лояльнее, стал прямо иной раз таким “мамским”, ему важно теперь чувствовать меня, свою важность для меня. Поэтому он теперь чаще всего ждет, когда уснет младший, и тогда я вся в его распоряжении.

И он спокойно засыпает, держа меня за руку для успокоения.

Даю старшему возможность поухаживать за братиком, но без фанатизма. Игрушку дать, по головке погладить, полотенце подать – это всегда приветствую. Если сама прошу, а он отказывается – не настаиваю. Но если он хочет полить ему водичку на голову во время купания – тут однозначное нет.

Это делает мама. Без лишних объяснений, что он маленький или еще что-то. Если хочет перевернуть его или взять на руки порывается – можно, но вместе с мамой. Я думаю, что прививать излишнюю заботу о младшем брате в нашем случае несколько вредно, т.к сын склонен к доминированию в отношениях.

Уважаю нежелание старшего давать какие то свои игрушки, к которым тянется младший. При этом чаще всего он сам предлагает ему свои машинки поиграть (которые я сортирую соответственно на опасные для малыша и безопасные).

Даю старшему быть малышом. От того, что он теперь старший брат, он не стал взрослым. Он все такой же малыш, который нуждается в заботе, ласке. Которому все также нужна мама, нужно на ручки, чтобы успокоиться. Иногда играем в малыша.

Он может взять соску и пососать ее, может лечь в детскую кроватку, могу посадить его в детский стульчик для кормления. Или в шезлонг.

Во время прогулки (когда мы вместе с мужем и детьми), часто бывает так, что младший в коляске сидеть не хочет, беру его на руки, а старший едет в коляске.

КАК ИТОГ

В целом, вижу все чаще трогательные такие моменты, которые я назвала для себя “насыщение привязанностью между братьями”. Иногда лежат рядышком, старший начинает малышу свои руки или ноги предлагать потрогать, ему самому щекотно становится, а малышу интересно.

Читайте также:  С какого возраста можно давать ребенку свеклу и свекольный сок?

И во взгляде младшего прямо такая трогательная любовь читается, у старшего чаще всего интерес и любопытство. Но мне кажется, в этом есть элемент насыщения этой привязанностью. Приятно такое видеть. Или старший начинает своими пальчиками “бегать” по лицу и животику младшего. Обоим весело.

А иногда подойдет и обнимет его крепко. Или вдруг поцелует.

Пожалуй самое главное – это то, что в итоге приобрела я.

Это такой огромный скачок в моем личном развитии, я наконец-то ощутила внутренний стержень, уверенность в себе как в матери, как в человеке, способном вести, быть опорой. Это и все новые и новые навыки умения договариваться, лояльность, гибкость, но при этом умеренная твердость.

Это поиск и осознание своих собственных границ и интересов.

Это огромный заряд энергии при малом количестве сна – просто от осознания, что я могу давать, это как раз тот источник, который меня напитывает, его теперь не надо искать во вне, и который нужно просто поддерживать вовремя и не давать себе “сдуться”.

Моя собственная способность адаптироваться выросла в разы, как и способность смиряться без потери чувства равновесия. Растить погодок тяжело, бывает ну вообще край, но при этом теперь есть понимание что за этим краем откроются новые горизонты, нужно просто сказать себе “сегодня просто такой день, завтра будет другой”.

  • 3 важных истины, которые я осознал после рождения сына
  • Ольга Павлова
  • prostoolik
  • Фото автора

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

+1: как рождение ребёнка меняет отношения в паре

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

«Для сегодняшних молодых родителей рождение ребенка часто становится первой в жизни взрослой инициацией, — объясняет психолог Людмила Петрановская. — Ещё недавно двое в паре смотрели исключительно друг на друга, а тут оказались перед лицом настоящей ответственности. Её ни отменить, ни отложить. Если в семье много борьбы за власть, недоверия, ожиданий, то стресс от рождения ребёнка неизбежно порождает череду обид и взаимных обвинений».По мнению Людмилы Петрановской, подготовиться к рождению ребенка можно. Для этого необходимо повзрослеть самим, избавившись от уязвимых мест в психике. Если вы болезненно реагируете на оценку окружающих, сравниваете себя с другими, избегаете ответственности — это как пробоины ниже ватерлинии. Пока они есть, отношения будут под угрозой.

  • Для психологически зрелых людей рождение ребёнка — это стресс, но нормативный, он требует мобилизации и некоторого самоотречения, но не разрушает отношения.
  • Лучшее, что родители могут сделать для детей, — это выявить свои эмоциональные «дыры», чтобы пореже в них проваливаться.
  • А также попытаться снизить уровень стресса: пригласить няню на 2 часа, чтобы выспаться, побыть вдвоем или, наоборот, остаться в одиночестве; снизить требования к себе, например, перестать гладить пелёнки.

Лучше посидеть в девках

«Проблемы в отношениях возникают тогда, когда люди женятся и рожают детей не потому, что готовы, а потому что “так надо”», — считает телеведущая и многодетная мама Тутта Ларсен.

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Если родители «созрели», рождение ребёнка, наоборот, делает отношения глубже. Появляются вещи, которые не подвержены эмоциональным колебаниям, — нечто более устойчивое и серьёзное, чем просто отношения между мужчиной и женщиной.

Для нас с мужем рождение первого совместного ребёнка стало одним из самых крутых, романтических, цементирующих событий жизни. Появилась новая нежность.

  1. В первый год жизни ребёнка женщины очень часто совершают грубую ошибку: не подпускают мужчину к ребёнку, своими руками отталкивают его от возможности быть папой.
  2. «У нашего папы были свои уникальные обязанности: например, купание детей, прогулки в парке на дальние расстояния», — делится Тутта Ларсен.
  3. Важно, чтобы у папы с ребёнком был постоянный технический контакт: и подгузник поменять, и запеленать, если это практикуется, и переодеть.

Что действительно может делать только мама, так это кормить грудью. Во всём остальном папа может участвовать на 100%.

Уметь бороться с состоянием жертвы

«В психологии есть такое понятие — кризис первого года», — рассказывает психолог Ольга Голицына. — Часто ситуация в семье в это время складывается так: женщины полностью концентрируются на ребёнке, берут на себя все заботы о нём, а затем скатываются в претензии и обвинения вместо того, чтобы проговорить свои чувства, попросить о помощи, разделить ежедневные функции.

В итоге мужчины страдают даже не столько от отсутствия внимания, сколько от отсутствия обязанностей. Нужно всегда иметь пункты, которые делает папа. Купание, прогулка, подгузник ночью — и вот он уже чувствует себя вовлеченным, значимым, ценным.

А еще очень важно, как женщина умеет бороться с состоянием жертвы, грусти, рутины. Мой первый муж был прекрасным отцом, но много работал. И вот, когда он приходил домой, я не сыпала претензиями — мы вместе бесились, танцевали и пели с ребенком. Я включала музыку или играла сама на рояле. Мои мужчины — муж и сын — впитывали эту радость.

Ребёнок — это лишь катализатор разрыва

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына«Есть пары, которые вместе только до тех пор, пока легко, — говорит психолог и сказкотерапевт Людмила Баранкова. — А когда возникают сложности, люди проявляют свою беспомощность. В таких парах ребёнок — это лишь катализатор разрыва, супруги расстались бы и без него, просто чуть позже».

Первый ребёнок меняет статус всех членов семьи, в том числе бабушек и дедушек. Всем нужно время для адаптации, чтобы осмыслить и принять перемены.

В этот период отношения очень уязвимы: партнёры, которые раньше могли относиться друг к другу снисходительно, не замечать какие-то недостатки любимого, в условиях энергосберегающего режима становятся более требовательными и уязвимыми. Говоря образно: друг познаётся в беде, а партнёр познаётся при рождении ребёнка.

Нам нужно заново искать точки контакта, учиться понимать друг друга. Лично для меня самым непростым в этом периоде было именно выстроить заново контакты с мужем.

Сейчас мы намеренно выделяем ресурсы, чтобы обеспечить пространство для двоих. Несколько раз в неделю к нам приходит няня, и один из её визитов мы используем, чтобы побыть вдвоём.

Даже если нам не хочется, даже если нет сил или мы в ссоре, всё равно осознанно проводим оговоренное время вместе, и это действительно даёт накопительный ресурс для развития отношений. Это чувствую я, и это чувствует мой муж.

Такой опыт позволяет заново узнать друг друга, понять, что мы живы как пара.

Мы живём, как соседи

«У нас ребенок непростой, с диагнозом (РАС), и до его рождения мы с мужем сделали большую ошибку — поговорили о финансовой стороне вопроса, забыв обсудить взгляды на обязанности мамы и папы, — рассказывает логист Лиза М. —В итоге я оказалась в чужой стране — мы живем в ОАЭ. Без близких, без знания языка и без какой-либо помощи.

Мне было сложно делегировать обязанности по уходу за сыном другим людям, мне хотелось самой компенсировать его диагноз, а муж так и не смог просто взять и включиться. В итоге наша жизнь выглядела очень просто: я провожу 24 часа с сыном, супруг — на работе или где-то еще.

У меня начались панические атаки, послеродовая депрессия, при этом со стороны супруга не было ни поддержки, ни доверия — он просто не понимал, почему я плачу от прихода молока, боялся взять малыша на руки, испачкаться… А я не знала, как правильно приложить к груди  и организовать грудное вскармливание.

Об интимной жизни речи не шло — она прекратилась сразу после того, как мы узнали о беременности. Муж обнаружил, что вокруг много красивых женщин, а я по-другому выгляжу, по-другому пахну.

Наши отношения уже не станут прежними, сейчас мы живем, как соседи, в состоянии развода. Наш сын справился с диагнозом, ходит в обычную школу без тьютора, у него индивидуальный учебный план, сенсорная терапия, занятия по развитию речи и посещение психолога.

Вопросы, которые мы обсуждаем с мужем, сугубо финансовые — всё сводится только к тому, на какие кружки пойдет сын и сколько это стоит. Если бы я могла что-то изменить, я бы попыталась больше узнать о том, как проходит послеродовая депрессия, выгорание и невроз, попросила бы мужа посетить курсы молодых родителей и больше бы с ним разговаривала».

Муж — центр Вселенной хоть на 5 минут в день

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына«Рождение первого ребёнка — это стресс для всех. Мы с мужем пережили сильное эмоциональное напряжение, — вспоминает телеведущая и мама 4 детей Ирина Сашина. — Мы не понимали, всё ли правильно делаем и когда закончатся эти бессонные ночи.

При этом у мамы любовь к новорождённому чаще всего включается автоматически, на уровне инстинктов. А папа тем временем вообще ничего не понимает и чувствует себя лишним и немного брошенным.

Тут важно помочь мужчине привыкнуть к новой роли. Но самое главное, что требуется от жены, — не переставать смотреть на мужа любящими глазами.

Дарить ему любовь, заботу и нежность, как и прежде… Хоть 5-10 минут в день, но он должен быть центром женской Вселенной….

А через год отношения всегда перерастают в нечто большое. Это как фундамент. Если без потерь пройти первый год, правильно расставлять приоритеты, то отношения станут только крепче, а чувства сильнее.

Тем, кто сейчас ждет пополнения, я бы посоветовала ценить мгновения,  проведенные с мужем, и беречь чувства друг друга. Не срываться по пустякам, не мотать друг другу нервы, потому что период сложный быстро пролетит, а разбитую чашку будет не склеить.

Надо помнить, что ребенок — продолжение вашей любви, а не третий лишний. Если это понимать и перетерпеть, потом все будет легче и проще преодолеть вместе, сообща, а не вопреки или назло друг другу».

Я выросла, а муж — нет

«У меня были большие проблемы со здоровьем после аварии, когда я, вскоре после операции, узнала, что в положении», — рассказывает мама двух дочек, пожелавшая сохранить анонимность.

Читайте также:  Это просто удивительно! Любопытные факты о беременности и родах

Возможно, человек в токсикозе — не самый приятный в мире, но в тот период изменилась не только я, но и мой муж. Я заметила, что он психует, внимания ему уделялось меньше и это ему не очень нравилось. Стала появляться агрессия.

Мне назначили кесарево сечение, и дата была известна, но муж уехал в отпуск, аргументировав это тем, что уже обещал друзьям. А потом, по приезде, разбирал фотографии и видео из поездки, а у меня температура 40, лактостаз ужасный, я загибаюсь, дочка кричит…

Добили меня ситуации, когда вроде всё уже выровнялось, ребенку год, и я жду мужа с работы, чтобы вместе погулять. Но он приходит и предлагает оставить ребенка бабушке, мол, а давай погуляем без нее. Он очень ревновал и нуждался в мамочке.

На момент расставания дочке было 3 года. Первое время она не хотела его видеть, я ее уговаривала выйти из комнаты. Сейчас они видятся, когда у него есть время, речь не идет о постоянных и регулярных встречах, он иногда заходит поболтать.

Сейчас я отношусь к этому с юмором и пониманием. Когда мы познакомились, мне было  всего 16 лет. Первая любовь, крылья… но я выросла, а он — нет, и на первом месте для него так и остались игрушки: машина, камера, друзья, работа.

Мой второй брак совсем другой, и мы очень хотели ребенка, но врачи смотрели на анамнез и просто не хотели пускать меня в роддом.

Сложностей было не меньше, чем в первый раз, но во втором браке я наконец-то получила настоящую поддержку.

Пока я была на сохранении, муж заботился о старшей дочке, решал достаточно важные в ее жизни вопросы, как и положено отцу — она не зря называет его папой. По собственной инициативе.

Евгений, второй муж:

«Как изменилась моя жизнь после рождения ребенка? Приблизительно полностью.

Мне было 30, и я понял, что ребенок — это то, что я хочу, могу и позволяю себе. Страх был всего один — что появится некая часть меня, которую я не смогу контролировать.

Я понимал, что женщина в период беременности меняется, и, если честно, готовился к худшему с учетом проблем со здоровьем, прокручивал самые апокалиптические варианты с выносом уток из-под обездвиженной жены.

Но когда это нас не настигло, мы были просто счастливы!

К тому же новорождённая не была моим первым ребенком, мне досталась старшая дочь жены, достаточно взрослая. Правда, я понимал, как общаться с ребенком 4 лет, а как общаться в период до 4 лет — не знал.

2 года назад у нас появилась собака, и я понял,  что с детьми надо, как с питомцами, а с питомцами, как с детьми. Мы просто радуемся, что они у нас есть, и ничего от них не требуем.

И мне, по большому счету, все равно, будут ли они учеными-ядерщиками или водителями троллейбуса».

Прогулки по минному полю с подгузником в руках

«После рождения старшей дочки у мужа была иллюзия, что грудь — это священный жезл.

Сунула — и все ок! Что мама, по умолчанию, может не есть, не спать, знает, как занять ребенка и что где-то у нас есть запасная пара рук, — рассказывает свою историю мама двух дочек Ольга Равченко.

— Сначала я гордо ждала, что муж сам заметит: мне нужна помощь в намного большем объеме, чем поменять подгузник и искупать. Но нет. Мой муж из тех, которым надо «говорить ртом, несколько раз».

Потом я срывалась в обвинения и истерики. И, конечно, он сначала пытался меня утешить, потом срывался сам, мы дулись друг на друга. И это такое минное поле, по которому ты ходишь с подгузником в руках.

Внешне вы в стадии перемирия, а внутри у обоих разочарование. И оно копится, влияет на все. Уходит не то, что секс — какой там секс, когда ты спишь в полглаза. Нежность уходит, доверие. Уют уходит. Муж приходит домой, а ты не хочешь рядом с ним быть. А он делает вид, что все хорошо, но ты чувствуешь, что нет.

Я думаю, на этом этапе и ломаются многие. Не всегда при этом «муж — скотина, жена — курица». Просто любви или хотя бы уважения не хватает попробовать понять партнера по-настоящему.

Однажды я сорвалась и вывалила на мужа все эмоции: я рассказала, как однажды на втором часу ора дочки, от колик, я серьезно секунд десять рассматривала вариант приложить ее об стенку. Словно это не я была, а что-то чужое во мне. Что я ненавижу себя, потому что я так устаю, что забросила почти все хобби. Ненавижу свое тело, ненавижу день сурка.

И что вот тут, тут и там я ждала от него того-то. Минут тридцать я выворачивала наизнанку все эмоции и, конечно, для него это был шок. Что-то я узнала и про него, про то, как он воспринимал ситуацию. В общем, очень полезно поговорили, и дело сдвинулось с мертвой точки. Муж стал стараться вникать. И все равно не раз мы еще говорили, обсуждали.

Мы справились, потому что муж любит меня, а я его. Есть взаимоуважение, чувство ответственности. Без этого разговоры, конечно, бесполезны».

Забота мужа обо мне росла вместе с животом

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына«У нас с мужем пятеро детей, и я не могу сказать, что наши отношения сильно изменились, — рассказывает блогер Ирина Гаврилова. — Влюблённость трансформировалась в любовь. Как и все пары, мы можем скандалить и выносить друг другу мозг. Мы неидеальные.

Но при этом я очень благодарна Саше за его отношение ко мне, к детям. Когда я беременею и растет мой живот, растет и его забота обо мне. Он застегивает мне обувь, помогает по хозяйству. Чем меньше у меня физического ресурса, тем больше он включается.

Вторая дочка у нас родилась с особенностями, с синдромом Дауна. Вот тогда, конечно, отношения не изменились, а подкрепились, доверие выросло. Когда родилась Маша и муж приходил ко мне в роддом, я задавалась вопросом: «За что?», а Саша говорил: «Для чего, а не за что!» Он меня реально тогда сильно поддержал.

Даже когда случаются конфликты, мы конфликтуем как один организм. Если первые 2 года я очень его ревновала, то сейчас я доверяю на все 100%. И я абсолютно спокойна сейчас, в 10 вечера, когда его нет дома, у меня не дрогнет ни один нерв.

Советы мужчинам я давать не стану. А девушкам единственный совет: если мужчина старается сделать хоть что-то, поддержите его! Всегда можно найти повод для благодарности: слава Богу, что ты у меня такой, все это терпишь, переживаешь, что ты такой муж, терпеливый, мужественный. И у мужчин станет больше ресурсов и терпения.

10 удивительных открытий, которые я сделала после рождения ребёнка

Эту статью можно послушать. Если вам так удобнее, включайте подкаст.

1. Ребёнок может оказаться человеком, с которым вы бы ни за что не познакомились

Пока родственники гадают, на кого же похож малыш, от какого дедушки достались брови, а от какой бабушки — мизинцы, ребёнок растёт непохожим ни на кого, кроме себя.

Мы не выбираем, кто родится. Мы ничего не знаем о новом человеке, с ним приходится знакомиться каждый день и открывать его.

Может оказаться, что у вас родился человек, с которым вы бы ни за что не стали общаться, будь у вас такой выбор.

Не в том смысле, что ребёнок — монстр, просто у вас вообще может не быть ничего общего, кроме какой-то части генов и фамилии.

Мне повезло, что мой ребёнок — типичный флегматик, рассудительный и погружённый в свои дела. Как раз с такими людьми мне просто и интересно общаться.

А племянник, например, невероятный артист, умеет и любит привлекать внимание, берётся за сто важных дел, чтобы в следующую минуту найти сто ещё более важных.

Он классный, талантливый, но как же мне с ним тяжело. Иногда я с ужасом думаю, что всё могло быть наоборот.

Такие различия темпераментов заметны с первых месяцев жизни, а ребёнка не переделать (кто-то пытается, но это негуманно). Придётся любить его таким, какой родился, и учиться с ним жить.

2. Ваши родители сделали много ошибок

Говорят, только после рождения своего ребёнка понимаешь, как тяжело пришлось родителям. Так, но понимаешь и ещё кое-что: как же часто они ошибались.

Конечно, у родителей не было интернета, одноразовых подгузников, консультантов по грудному вскармливанию и школ раннего развития. Но ведь библиотеки-то у них были! Так почему же, интересно знать, они воспитывали нас так, как воспитывали?

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Любому образованному современному родителю очевидно, что бабушки и дедушки неправы. Кто-то в мелочах: капали в нос грудное молоко, кормили по часам или заставляли есть. Кто-то проштрафился покрупнее: не поддержали в конфликте с одноклассниками, запрещали проявлять инициативу, лечили капризы ремнём.

Безгрешным не останется никто, потому что все мы люди.

3. Но вы сделаете ещё больше

Первое воодушевление от мысли, что вы знаете о детях больше, чем родители, проходит очень быстро. Потому что как ни старайся, никогда не получится стать идеальным родителем. Невозможно ни разу не повысить голос, ни разу не сорваться, ни разу не забить на то, что должен сделать идеальный родитель.

Вы обязательно ошибётесь много раз, ну и ладно. Это не повод себя ненавидеть, правда. Все родители ошибаются, все дети чувствуют это на себе, но как-то вырастают, в большинстве случаев всё нормально.

Читайте также:  Очень простые способы показать детям что вы их любите

Это не повод относиться к родительским обязанностям кое-как. Просто не культивируйте образ идеального родителя и не пытайтесь угнаться за ним — ничего, кроме невроза, не догоните.

4. Никто не знает, как воспитывать правильно

Каждый ребёнок — уникальный человек со своим темпераментом, своими мыслями и особенностями роста. Никакое руководство не расскажет всего, никакой психолог не подскажет, что происходит в голове у этого маленького человека.

Рецепты «как надо воспитывать ребёнка» не работают. Точнее, работают, но не все, не всегда и не с вашим ребёнком.

Например, в каждой второй статье, рассказывающей, как справляться с капризами трёхлетнего ребёнка, я видела совет действовать от противного: если чадо не хочет идти с прогулки домой, то нужно говорить, что домой никто ни за что не пойдёт.

Из желания сделать всё наоборот ребёнок должен немедленно захотеть домой. Хоть бы раз этот совет сработал! «Нельзя домой, будем гулять до посинения!» — говорит мама, а ребёнок кивает и радостно отправляется в ближайшие кусты ловить червяка.

И так всегда, со всеми рекомендациями.

5. Дети умнее, чем кажутся

Детский мозг только растёт, многие мыслительные процессы им недоступны из-за физиологических ограничений. У детей мало опыта, поэтому им труднее делать выводы: не хватает материалов для размышлений. Поэтому многим взрослым кажется, что ребёнок «ещё не понимает». И тут взрослые ошибаются, потому что дети понимают намного больше, чем нам кажется.

Никогда нельзя недооценивать силу детского интеллекта и уж тем более нельзя говорить: «Вырастешь — узнаешь», потому что если ребёнок спросил, значит, он готов услышать ответ.

Если ребёнок не понимает, что вы отвечаете, то вы просто плохо объясняете или сами не до конца разобрались в том, о чём говорите.

Когда у меня ещё не было никакого ребёнка, мы оказались в компании с парой родителей, чей ребёнок как раз был в возрасте «почемучки» (ему было четыре года) и постоянно спрашивал обо всём подряд. Родители попросили не обращать внимания на эти вопросы, потому что «иначе он не отстанет».

Я видела, как был расстроен ребёнок, поэтому всё же старалась рассказать ему побольше. Было заметно, что ему на самом деле интересно всё, что он спрашивает и что ему рассказывают.

Он так жадно впитывал информацию, что я дала себе обещание всегда отвечать на все детские «почему?», когда сама стану мамой.

Это была прекрасная идея, хотя у меня и не вышло всегда-всегда отвечать на вопросы.

6. Родители (то есть мы) очень глупые

Когда малыш требует ответа на вечное «почему?», он не довольствуется отговоркой, отмазкой или глупым «не знаю». Даже схитрить и ответить как-нибудь заумно, чтобы он ничего не понял, не выйдет — вечные «почему?» будут сыпаться из ребёнка, пока ему не станет всё-всё понятно.

Приходится постоянно говорить и объяснять всё на свете. Почему небо голубое, что значит спектр, как так луч распадается, что такое двойственная природа света и при чём тут вообще Большой взрыв.

3 важных истины, которые я осознал после рождения сына

Если не халтурить, то любой разговор о бабочках заканчивается основами теории эволюции и строением клеток, а шум пролетающего самолёта открывает беседу об аэродинамике. И обо всём надо рассказывать доступным языком. Это возможно только в одном случае: вы очень хорошо владеете темой и умеете объяснять на пальцах теорию струн.

Истина жизни: когда я вернулся на работу после рождения сына, мне казалось, что моя душа все еще дома!

Два года назад я испытал мой первый опыт в качестве нового отца, и я считаю его вполне нормальным. Тревога за роды. Замечательные, дезориентирующие первые несколько мгновений жизни моего сына. Гордость от представления моего сына людям, которых я люблю.

Наше возвращение домой было еще более удивительным. Там, где три дня назад пара съехала с дороги, теперь вернулась семья. То как мы занесли нашего сына в наш дом, представили его его «собачьему брату», его первый сон дома, когда мы наблюдали с все еще ошеломленными улыбками.

Я был более чем доволен. Радый, что мама и ребенок были оба здоровы. Облегченный тем, что, несмотря на мои сомнения и сомнения в отношении родительских обязанностей, я почувствовал кристально чистую привязанность к этой бомбе замедленного действия, превратившейся в благословение. Радуясь, что больница была позади нас, и вся наша жизнь впереди нас.

А потом, пять дней спустя… я вернулся на работу.

Как и многие современные папы, я не имел права на оплачиваемый отпуск для отцов. Фактически, моя компания не предлагала каких-либо отпусков для новых отцов – платных или неоплачиваемых – вообще. Для отдела кадров мое вихревое путешествие по родильному отделению официально составило отпуск.

Справедливости ради, обстоятельства были смягчающими. Моя компания небольшая, и ни один сотрудник в моей фирме не стал новым отцом в течение почти двух десятилетий. Политика не была бедной… ее просто не было.

Тем не менее, этот нетипичный сценарий маскирует системный недостаток: отпуск по уходу за ребенком все еще в значительной степени не является началом в этой стране, норма, которая имеет множество последствий.

С одной стороны, отсутствие отпуска по отцовству создает – или, по крайней мере, усугубляет – родительский дисбаланс.

Когда я оставил свою жену и 8-дневного сына, чтобы вернуться на работу, я неявно принял начальное отцовство с дефицитом родительских обязанностей по сравнению с моей супругой.

И давайте будем честными: я тоже разделяю вину. У меня больничные дни и время отпуска в банке. Что еще более важно, у меня есть свобода действий и привилегии – у меня есть выбор. В конце концов, я решил вернуться к работе так же быстро, как и я. Это было однозначно плохое решение, и я глубоко сожалею об этом.

Конечно, задним числом 20/20. В тот момент – утром моего первого рабочего дня – мои чувства были отвратительным смешением вины, беспокойства, обиды… и я не знал, что на самом деле чувствую. Нерешительность. Немотивированость. Просто… выключен. Моя нога не хотела отпускать стояночный тормоз и нажимать на педаль газа.

Очевидно, прошедшая неделя была очень дезориентирующей; в тот ранний день, в этот ранний час, мне было трудно выразить свое красноречивое чувство, что я новый папа, не говоря уже о моем эмоциональном замешательстве, когда я вернулся в офис только неделю спустя.

Но у меня есть сознание и подсознание. Первый чувствовал себя виноватым, потому что последний знал, что на каком-то уровне то, что я делал, было просто неправильно. Я пытался отмахнуться от этого, чтобы убедить себя, что эти чувства отражают здоровое признание моих новых обязанностей как отца, а не любое уклонение от этих обязанностей.

Я пытался обмануть себя. Но мои просьбы о снисходительности были ложью, покрытой сахаром. В течение нескольких недель моя душа была дома, а мое тело сидело за столом.

Два года спустя я до сих пор не полностью прощаю себя за то, что я не стал более упорным в своей работе и не стал больше поддерживать мою жену и новорожденного сына. Некоторые вещи, которые вы просто не можете сделать больше. Я вернулся на работу через неделю после рождения моего первого ребенка, и – это настоящее преступление – у меня были средства, чтобы предотвратить это.

Я не собирался подвергаться строгому выговору или увольнению за то, что уделил семье дополнительное время. Моя финансовая безопасность или положение на работе не пострадали бы значительно. Самое ужасное в моем несуществующем отпуске для отцов – это то, что у меня хватило сил что-то с этим сделать, и я этого не сделал.

Вместо этого я играл в устаревшее понятие отцовства, которое все еще пронизывает рабочие места. Мое преждевременное отсутствие дома укрепило стереотип о матери как о главном попечителе с самых ранних этапов воспитания детей и о том, что отец является родителем второго сорта.

Это была халатность из-за античности – наследственный грех, который противоречил общественному прогрессу. Когда я сел в свою машину тем утром, я ехал с 2016 года и приближалась к 1956 году. С тем же успехом я мог бы выйти за дверь в цилиндре, выкурить трубку и подумать, выиграли ли Доджерс – Бруклинские Доджерс – прошлой ночью.

Я не могу изменить прошлое. У меня остался единственный инструмент, который я когда-либо эффективно использовал: моя ручка. Лучший способ исправить мои ошибки – отговорить отцов от повторения.

Реальные изменения в этом вопросе произойдут с середины – от обычных парней, таких как я, которые не богаты, но чувствуют себя комфортно и имеют определенный уровень безопасности работы. Это зависит от нас, чтобы изогнуть дугу истории к прогрессу в отпуске по уходу за ребенком.

Позвольте сказать, что цель здесь не в равенстве во всем. Разумно думать, что у новых мам должно быть больше свободного времени, чем у новых пап; это просто вопрос анатомии. Но мы не можем позволить совершенству быть врагом прогресса. Статус-кво в отпуске по уходу за ребенком показывает скупость каменного возраста, требующую срочной реформы.

Мы нормализуем отпуск по уходу за ребенком так же, как нормализуется весь социальный прогресс: раздвигая границы, пока они не прилегают к нашему времени, нашим новым реальностям. Мое возвращение на работу через неделю после рождения моего сына было трусливым актом смиренной сдачи.

Пожалуйста, папы, делайте, как я говорю, а не так, как я поступил. Возьмите эти лишние дни, недели, даже месяцы. Обменяйте электронные письма на объятия еще немного и тем самым проложите более гладкий путь для новых пап.

Новое видео:

Новое видео:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *