Истории мам: мой малыш меня бьет

Истории мам: мой малыш меня бьетЭту статью проверила и отредактировала врач-педиатр Шушлебина Ольга Александровна.

Мама самый близкий человек на свете, она всегда рядом, когда ребенку весело или грустно, она все простит и поймет. И именно поэтому мама чаще других, становиться объектом выхода неконтролируемых детских эмоций или же психологических экспериментов малыша. Часто бывают такие ситуации, когда ребенок бьет маму, что делать, и как себя вести в таких случаях?

Примерно в три года у детей происходит серьезный кризис, первое рождение личности. Спокойный малыш вдруг начинает проявлять негативизм, упрямство, своеволие, протест, закатывать истерики.

Происходят изменения во внутреннем мире малыша, он впервые осознает себя отдельной личностью, утверждает свое «Я», чаще всего это проявляется негативным отношением к тому, о чем его просят. Он пытается все сделать наоборот.

Именно с этого момента начинается становление личности.

Истории мам: мой малыш меня бьет

Почему ребенок бьет маму

В определенный период своего развития, дети могут проявлять свои эмоции в поступках неприемлемых в обществе, таким образом, они пытаются справиться с нахлынувшими эмоциями, выразить протест или обиду или же просто проверяют границы дозволенного.

Выход эмоций

Маленькие дети не умеют контролировать свои эмоции, и часто во время активных игр ребенок в 2-3 года бьет маму.

Это происходит не со зла, и малыш совсем не хочет причинить боль, просто таким доступным способом он ищет выход эмоционального всплеска.

По сути ничего плохого не происходит, но иногда такие выпады бывают довольно болезненными, а с взрослением малыш будет принимать такое поведение за норму, что может послужить причиной конфликтов с его сверстниками на детской площадке или в саду.

Иногда причиной такого поведения становятся сами же родители, которые норовят ущипнуть годовалого кроху, помять, покусать, все естественно происходит от переизбытка чувств и нахлынувшей родительской любви, сопровождается улыбками и прибаутками. Но малыш запоминает такую модель поведения, вот и готовый ответ на вопрос, почему ребенок в год бьет маму.

Для того чтобы и дальше не усугублять сложившуюся ситуацию начните с себя, постарайтесь контролировать свои эмоции и проявлять свою любовь к сыну или дочери объятиями, поцелуями и нежными словами, тогда и малыш следуя вашему примеру будет поступать также.

Но если проблема уже существует, необходимо как можно скорее дать понять, что так делать не стоит.

Как реагировать если ребенок бьет маму? Для начала стоит сказать малышу, что вам не нравиться такое поведение, при этом не стоит ругать его, поскольку это не он плохой, а его поступок.

Объясните крохе, что родителей лучше обнимать, а не колотить, покажите как это сделать.

В том случае если ребенок не понимает и продолжает бить маму по лицу, необходимо спустить его с рук, или отойти на расстояние при этом еще раз объяснив причину, по которой вы не хотите с ним общаться.

Протест

Нередко родители, переживая за безопасность своего чада, бывают чрезмерно строги, и ограничивают его жизнь запретами. Находясь в такой обстановке, малыш постоянно слышит: нельзя, не иди, ни бери, что создает психологическое давление и не дает развиваться.

И если годовалый ребенок бьет маму по лицу, веселясь или не осознавая серьезности своего поступка, то ребенок 4 года бьет маму уже осознанно из чувства протеста и несогласия с установленными правилами.

По сути, так малыш пытается отстаивать свое право быть ребенком и в чем-то он прав, если не брать во внимание методы его борьбы.

Если ребенок бьет маму в ответ на замечание как себя вести? Здесь уже роли не играет, какое было замечание, справедливое или мама просто попросила его не разбрасывать игрушки, малыш уже не слышит родителей.

Запретов не должно быть много, для детей до 4 – 5 лет в течение дня нельзя говорить слово «нет» больше пяти раз. Постарайтесь находить компромиссы, сглаживать острые углы, делать меньше замечаний.

Реакцией на то, что малыш ударил, должен быть диалог, ведь именно этого не хватает малышу – чтобы его услышали, прислушались к его мнению, учли его пожелания.

Если ответом на удар будет гнев, или крик или ответный удар – возможно малыш больше не посмеет так делать, опасаясь реакции родителей, но причина, повлекшая такую его реакцию, останется, и возможно выльется в более серьезную проблему в дальнейшем. Как показывает практика, дети, выросшие в слишком строгих семьях, в юношеском возрасте становятся неуправляемы.

Агрессия

Наверное, все родители в той или иной степени сталкивались с проблемой агрессии. Малыш сердится на вас, он может обидеть другого ребенка, причинить боль животному, демонстративно сломать игрушку. Причин такого поведения огромное множество. Важно, чтобы оно не закрепилось и не стало основным способом выражения чувств ребенка.

Исследуя причины, способствующие формированию агрессии в детском возрасте, многие исследователи (Б. Крэйхи, Н. М. Платонова, Р. Бэрон и др.) придерживаются мнения, что основной моделью такого поведения является семья.

В семье может проявляться холодность, безразличие или враждебность со стороны родителей, негативные оценки, подавление, неуважение к личности ребенка, эмоциональное неприятие ребенка, конфликтность, чрезмерный контроль или полное отсутствие его, избыток или недостаток внимания со стороны родителей, запрет на физическую активность, агрессивное отношение отца к матери.

Неадекватный стиль семейного воспитания рассматривается как одна из основных причин агрессивного поведения ребенка. Исследования показывают, что родителями агрессивных детей очень часто являются люди, придерживающиеся в воспитании политики невмешательства или предоставляющие слишком много свободы, доходя до того, что вообще не уделяют внимание ребенку

Если ребенок в 3-4 года бьет маму при выплеске агрессии что делать?

По мнению ведущих врачей- психиатров Московского городского психолого-педагогического университета твердо скажите «нет», подкрепив свои действия удержанием руки ребенка и выразительным жестом. Ни в коем случае не давайте сдачи! ребенок не осмыслит ваш «воспитательный» прием, а будет поступать так же, имитируя ваше поведение/ Л.

Г. Бородина, Е.Н. Солдатенкова / Взрослым нужно помнить, что резкое подавление агрессии, строгие наказания могут привести к закреплению негативного поведения. Склонный к суровому возмездию взрослый невольно подает ребенку пример агрессивности.

Известно, что дети, часто наблюдающие «злость» значимых взрослых, перенимают форму их поведения. Отсутствие наказаний также приводит к закреплению агрессивности. Психологи H.H. Заваденко и Т.Ю. Успенская (см. Дубровина И.Всоавт. Практическая психология образования. М.

,1998) предлагают по возможности игнорировать вызывающие поступки ребенка с признаками агрессии (в допустимых формах) и поощрять его хорошее поведение.

Важно научить детей правильно проявлять свои чувства, помочь ребенку научиться реагировать на те или иные ситуации и явления внешней среды в адекватной форме, а не подавлять свои эмоции. Не оценивать чувства ребенка, не требовать, чтобы он не переживал того, что в данный момент переживает. Как правило, бурные реакции — результат длительного зажима эмоций.

Нервная система малыша еще не совершенна и любые стрессы в виде семейных ссор, переездов, смены режима дня, могут спровоцировать нервный срыв, вызвать у него истерику или агрессию. Как правило, агрессивные дети, выплескивают свой негатив на самых близких, или же на тех, кто не может дать им сдачи. Если мама, все понимает и прощает, она становиться объектом для битья.

Доктор Комаровский советует: если ребенок бьет маму, давать ему сдачу в ответ, поскольку никакими педагогическими увещеваниями или уговорами здесь не поможешь. Как говорит Евгений Олегович, агрессия – это инстинкт, и в ответ на вашу контролируемую агрессию дети учатся понимать, что сильных нужно уважать.

Возможно, в чем-то доктор и прав, и если ребенок 1-5 года бьет маму, то, получив то же в ответ, он может прекратить это делать, поскольку сработает другой инстинкт – самосохранения, но агрессия-то останется и будет искать выход в другом месте. Сделав выводы, что сильных, нужно уважать, он поймет, что слабых можно обижать.

И тогда свое плохое настроение или неконтролируемый гнев он будет вымещать на детях, которые не умеют, не хотят или не могут дать сдачу, или на животных.

Нужно научить кроху, справляться со своими чувствами, а если ему хочется бить, крушить и ломать – купите ему боксерскую грушу и он может выпустить свой пар, не причиняя никому боли. Еще лучше со временем отдать такого малыша в спортивную секцию, где помимо приемов и занятий преподается дисциплина уважения к окружающим и запрет на применение силы к слабым.

Истории мам: мой малыш меня бьет

Проверка границ дозволенного

Несмотря на свой склад характера и личные качества, дети имеют такую модель поведения, которой их научили в семье. Приходит время, и дети начинают прощупывать почву, несознательно, но все, же пытаться проверить, что позволено, и где запрет.

Так если ребенок 1 год бьет маму по лицу, со стороны это выглядит забавно, но именно родительская реакция на такие выпады определяет, будет ли малыш делать это и дальше.

И если ребенок бьет маму в 2 года, то, скорее всего он станет это делать и в 5 лет, поскольку мама это позволила.

Как отучить ребенка бить маму?

В такой ситуации достаточно дать понять, что такое поведение неприемлемо. Для этого не нужно бить малыша в ответ, ведь этим вы напротив, показываете плохой пример. Плачем и криками, так же, мало чего, можно добиться, для крохи это спектакль и он еще не единожды будет провоцировать вас, чтобы посмотреть на наигранные слезы.

Как советуют детские психологи со стажем, единственным способом показать недопустимость драк, это прекратить на время играть с малышом и выйти в соседнюю комнату. При этом не стоит игнорировать, если кроха будет плакать, напротив можно пожалеть малыша и объяснить, почему вы так поступили, и что так будет каждый раз, когда он будет драться.

Доктор Комаровский: ребенок бьет маму

(3

Четыре монолога о материнских срывах

Истории мам: мой малыш меня бьет Alexander Egizarov/EyeEm/Gettyimages

Инна, 41 год

У меня двое сыновей, сейчас им 22 и 16 лет. Я была категорической противницей физических наказаний по отношению к детям и оставалась ею до рождения второго ребенка.

Считала, что люди, которые поднимают руку на собственных детей, — изверги и к тому же глупые, потому что не умеют разговаривать с детьми. Меня саму в детстве практически не наказывали: максимум, что мама могла себе позволить, — шлепнуть полотенцем по шее, но до этого ее реально надо было довести.

Отца у меня не было, только отчим. Он, к счастью, никогда не лез в разборки со мной, предпочитая все оставлять на усмотрение мамы.

Своего первого ребенка я растила без отца. Жила с мамой, отчимом и двумя братьями-школьниками. Материально мне помогала мама. Все остальное было на мне: ребенок, братья, хозяйство. На работу я пойти не могла — в садик не пробьешься.

Читайте также:  Как правильно рассказать ребенку о разводе: советы психолога

До 5 лет я так и просидела дома, потом мама пошла на уступки и разрешила мне поработать. Когда сын пошел в школу, она сказала: «Увольняйся, надо с ребенком делать уроки, я не собираюсь этим заниматься».

Пришлось уйти, хотя денег катастрофически не хватало. 

Сына я вообще никогда не трогала, но он и ребенок был сам по себе понимающий. Хотя случалось, что и утюг включал, утащил втихаря кипятильник и диван поджег, но это я недоглядела.

Сыну достаточно было просто объяснить, почему нельзя так было делать и чем это может кончиться.

Когда в 11 лет я застала сына в курящей компании (сам он не курил), для профилактики показала ему ремень и сказала: если поймаю с сигаретой, попу в полосочку сделаю. Вот и все.

Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось

Со вторым ребенком все было гораздо хуже. Его я родила, уже будучи замужем. Муж с ребенком мне совсем не помогал, пропадал с друзьями и приносил домой копейки. Дети были исключительно на мне и в материальном, и в физическом, и в эмоциональном плане. Второй сын родился гиперактивным и очень мало спал по сравнению с обычными младенцами.

Он рос агрессивным и совершенно ничего не хотел понимать, его невозможно было заинтересовать или отвлечь. Если что-то шло не так, как ему хотелось, он начинал драться или истерить. Успокоить его было просто нереально. Отец пару раз порывался отлупить ребенка, но я его останавливала.

Я перепробовала все — от хороших слов до игнорирования (так он мог и час, и два орать). 

Мы ходили к невропатологу и психологу — не помогло. В результате я попала в больницу с нервным истощением. Младшему тогда было три с небольшим года. После моего возвращения домой сын целую неделю вел себя хорошо — соскучился очень. Потом мы пошли в магазин, старшего в школу собрать.

Младшего оставить было не с кем, пришлось взять с собой. Пока я помогала старшему примерять брюки и пиджак, младший полез в складское помещение. Естественно, ребенка оттуда вывели, а он закатил такую истерику, что нам пришлось бросить все и ехать домой.

Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось. С большим трудом я привезла его домой. Вот тут мои нервы и сдали: я взяла отцовский ремень и отшлепала сына раза три. Он — в крик.

У меня сердце кровью обливалось, еле сдерживалась, чтобы не подойти и не пожалеть его. Потом вижу, он уже на публику истерит. Подошла и спокойно сказала: «Я жалеть тебя не буду, ты себя очень плохо вел, и я больше с тобой не разговариваю». Он замолчал, удивленно на меня посмотрел, что-то спрашивать начал, а я не отвечала.

Когда он заплакал и попросил прощения, я объяснила, что он сделал не так и почему я так поступила. Это был первый раз, когда сын меня слушал. Мы с ним обнялись, поплакали вместе, договорились, что так делать больше не будем. Истерики прекратились.

И, если сын вел себя плохо, я просто объясняла ему, почему так делать нельзя и что либо он успокаивается, либо я с ним не разговариваю. Срабатывало как по волшебству! И это самое тяжелое наказание до сих пор. Ремнем с тех пор мы больше не пользовались, но он лет до десяти всегда висел на видном месте.

«Я всегда была “злым полицейским”»

Наталья, 36 лет

Мы с мужем и двумя сыновьями 5 и 15 лет живем со свекром. Дедушка не принимает участия в воспитании внуков. Муж не имеет представления, как воспитывать детей, и придерживается роли «папа-друг». Мне хотелось бы, чтобы его было больше в жизни детей. Мы с мужем долгое время играли для детей в злого и доброго полицейского, «злым» была я.

Со временем контраст сгладился, но роль верховного судьи по-прежнему исполняю я. К нам часто приезжает моя мама, которая всегда помогает мне с детьми.

Правда, мне не всегда нравятся ее методы: она по старинке пугает бабайкой, полицейским, чтобы добиться от ребенка послушания (я против воспитания страхом), и запрещает лазить на площадке, пачкаться, тогда как я к этому отношусь спокойно.

Я всегда была против физического насилия: меня в детстве не били и мой муж никогда не орал и не бил сыновей. Но с первенцем мне было тяжело: я постоянно была им недовольна, а повышенная тревожность и усталость доводили меня до грани. Ребенок плохо спал, много плакал.

Однажды я несколько часов безуспешно пыталась успокоить сына (никого, кроме нас двоих, дома не было, все на работе) и в сердцах швырнула его в кроватку. Ему было всего пару месяцев. Мне не стало легче (и никогда после не было).

Ужасную беспомощность, ненависть к себе, стыд и чувство вины — вот что я чувствовала. 

Хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать

Со временем срывы стали чаще. Регулярно орать на ребенка стало для меня нормой. Иногда я позволяла себе шлепнуть его или дать подзатыльник. Поначалу я оправдывала себя тем, что воспитываю сына. Позже я научилась извиняться за свои действия перед ребенком: это тоже не приносило успокоения, но так правильнее по отношению к сыну.

Ужаснее всего, что ребенок не перестает тебя любить, он принимает все с покорностью и, как бы ему ни было обидно, прощает тебя. К слову, при всей моей истеричности старший сын сейчас ближе ко мне, чем к кому-либо. Он знает, что я могу наорать, но, к счастью, не боится меня.

Я понимала, что физические наказания вырабатывают у ребенка страх, и старалась, чтобы этого не произошло. 

Когда сыну было около четырех лет, срывы стали для меня проблемой. Ухудшали ситуацию непростые отношения с мужем из-за его алкоголизма, я была постоянно на взводе. Тогда же я осознала свою проблему и стала искать информацию в интернете.

И, хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать. Я наткнулась на лекцию психолога Ирины Млодик, которая стала первой ступенькой к моему исправлению.

Банальное просвещение по поводу особенностей психического и физического развития детей, разбор своего психического состояния позволили мне не доходить до грани.

Со вторым ребенком я была спокойна, как удав, и только пару раз срывалась на крик.

«Когда чувствую, что на грани, стараюсь уйти из дома»

Елена, 47 лет

Сейчас моему единственному сыну 24 года. Всю его жизнь нам очень помогает моя мама — его бабушка. Своего ребенка я никогда не била.

Я знаю о родительском ремне не понаслышке и к телесным наказаниям отношусь крайне отрицательно: по себе знаю — не поможет, даже хуже будет.

Родители били меня в подростковом возрасте за друзей, за сложный возраст, за вранье, и кончилось это тем, что я просто рассказывала родителям еще меньше правды.

Но и у меня случались срывы. Впервые я накричала на сына, когда он учился в третьем классе. Мы делали домашку по математике: в примере из двух цифр и ответа надо было проставить действие.

Сын начал гадать, просто перебирать все возможные, не думать, а именно называть умножение, сложение, деление, вычитание… Он занимался этим минут сорок, не хотел даже слегка задуматься. Я накричала и встряхнула за шиворот. Ударить — никогда. Но даже после такого я чувствовала ужасный стыд и обиду на себя. Мы не разговаривали пару часов.

Но по своему опыту я знаю, что игнорирование — самая мерзкая пытка, поэтому я приготовила ужин и позвала сына к столу и вела себя так, будто ничего не было.

Я стараюсь не срываться, но я человек импульсивный: могу накричать, правда, злобы не держу.

Обычно, если чувствую, что я на грани, стараюсь выйти из комнаты или даже из квартиры, остыть, переключиться на что-то другое и как-то этим отвлечься. Что касается извинений… Тут ситуации разные.

В семье меня не считают авторитетом, и никто никогда не извиняется передо мной. Я стараюсь сгладить моменты, если не права, если права — извинений не требую. Веду себя по ситуации.

«Когда на меня поднимали руку, я чувствовала только ненависть»

Татьяна, 29 лет

Лет до 10–11 родители время от времени били меня с братом-погодкой за непослушание: папа отвешивал подзатыльники или бил ремнем, мама лупила тонкой деревянной палкой, скакалкой или просто трясла, впиваясь в кожу ногтями, так что потом долго оставались следы.

При этом мать защищала нас от отца, даже если до этого сама жаловалась на нас и просила наказать. Мы не делали чего-то из ряда вон выходящего, не поджигали квартиру, например, нас наказывали за то, что мы слишком шумели или дрались с братом.

За непослушание на нас либо кричали, пугая ремнем или еще чем, либо поднимали руку.

От матери доставалось чаще. Отец бывал дома только вечером и практически не общался с нами. Все мое детство он сидел в кресле и читал газету или смотрел телевизор. Близких отношений у нас с ним так и не сложилось.

На матери, которая первые годы моей жизни проводила в больницах из-за слабого здоровья, был весь дом и дети. Ей никто особо не помогал. Иногда приезжала бабушка, но она жила очень далеко, поэтому это случалось раз-два в год. Поэтому неудивительно, что мать периодически срывалась на нас.

При этом матери я особо никогда не боялась. Но лет до 17–18 очень боялась отца и не смела ему противоречить. Раз пять за все мое детство отец бил мать, рукой, палкой или ремнем. Он мог сделать это за плохо подогретый суп или за неверно сказанное слово. В такие моменты он, как правило, был пьян.

И это было очень страшно. Мать запиралась с нами в комнате, отец ломился в дверь и орал, чтобы мы заткнулись и перестали плакать. 

Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль

Я очень хорошо помню, что, когда меня наказывал отец за дело или просто потому, что я попалась под горячую руку, я убегала и, сжимая зубы, сквозь слезы шепотом желала ему смерти, а еще мечтала вырасти и отомстить.

Когда меня била мать, я могла в отместку выпалить что-то вроде: «Мало тебя отец бил!» Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль. Повторюсь, руку на нас поднимали не так часто.

Читайте также:  Как отучить ребенка от подгузников: 3 действенных метода (советы и видео)

Мои родители не были какими-то монстрами: мы были желанными детьми, нас любили и старались, чтобы мы ни в чем не нуждались, хотя жили мы бедно. Они просто не умели по-другому.

Мама до сих пор вспоминает, как подняла на меня руку в первый раз: мне тогда было около года, я не хотела сидеть в кроватке и просилась на руки, у мамы было много дел по дому и взять меня из кроватки она просто не могла. Я продолжала хныкать, уговоры на меня не действовали, и тогда мать шлепнула меня.

«Ты стала плакать, а у меня аж сердце сжалось, хотелось подойти, обнять, но я сдерживала себя. Ты поплакала, а потом так и уснула. Проснулась через пару часов и уже все забыла, улыбалась. У меня аж от сердца отлегло». Сейчас, когда мы с братом давно выросли, она, конечно, говорит, что детей бить нельзя.

Когда я спрашиваю у нее: «А как же мы? Ты же нас била!» — мама отмахивается, что мы просто не понимали по-другому. 

Я противник любых видов насилия. Не знаю, благодаря или вопреки воспитанию родителей, но в социальном плане мы состоялись. Правда, у меня нет своих детей. Одна из причин — я боюсь превратиться в свою мать.

Подготовила Анна Алексеева

Предыдущие материалы:

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях. Психологи объясняют, почему в нашем обществе принято бить детей

Год закону о декриминализации домашнего насилия. Мы выяснили, почему за это время не изменилось ничего

13% женщин страдают от послеродовой депрессии, у 10% депрессия начинается еще во время беременности. В России, где психические расстройства принято считать блажью, молодые матери сталкиваются с непониманием и осуждением. Пять историй женщин, которые мечтали убить собственных детей и умереть, но пережили это 

Ребенок 3 года бьет маму, что делать?

116 ответов

Последний — 19 июля, 16:37 Перейти

гость

Ума не приложу((( Проблема такая: ребенок 3 года бьет маму, что делать — не знаю… Наказывать? Слов не понимает(( Откуда вообще такая агрессия, почему именно на собственную мамочку????

Гость

Твердо сказать нельзя, если сидел на руках сразу поставить на пол, или уйти. Можно закрыть в комнате на три минуты. Пусть орет. Повторять каждый раз при попытке стукнуть маму не жалея, не уговаривая и не сюсюкая.

Гость

я своего кота также воспитываю. работает

Гость

какой психолог какие книги по воспитанию? наши мамы из без этого нас воспитывали нормально, просто дать в ответку ребеночку хорошенько, будет знать что это больно.

что за мамы такие пошли которые ребеночка тронут бояться, он потом постарше станет, первые шишки от сверстников набьет и побежит к мамочке под юбку жаловаться, за себя постоять не сможет.

Да и в 3 года все понимают дети, я читать научилась в 3

12345

В детский дом сдай его и всё. Делов то

Гость

Смешно, но муж тоже отучил так кота. Раньше он имел привычку сзади на ноги бросаться, я все время ходила расцарапанная, а муж просто в момент разворачивался и таааааакой пинок ему отвешивал. Уже два года идеальный кот)

Ося

Что за мамы, которые книги даже по воспитанию не читают. Я рада, что ваш муж дубасит за невкусный борщ. Но не все же такие *****. Есть нормальные мамы и нормальные дети.

Гость

больная нет? с чего ты взяла что меня муж дубасит? я говорю о воспитании ребенка, а не о том, чтобы бить любого кто ведет себя не так как я хочу. в целях воспитания ребенка дать по попе или подзатыльник кому то вредило ?что моя бабушка что мама выросли в деревни, где этих книг просто не было, и нормальных детей воспитали.

Сейчас в городе живу и ужасаюсь от количества невоспитанных людей у которых «мамы читали книжки».

Полно маленьких детей которые закатывают своим мамашкам истерики а они краснеют за него, а все равно не воспитывают, а продолжают потокать этому асоциальному существу, как будто хотят вырастить просто человека, а не личность

гость

Ума не приложу((( Проблема такая: ребенок 3 года бьет маму, что делать — не знаю… Наказывать? Слов не понимает(( Откуда вообще такая агрессия, почему именно на собственную мамочку????

Непридуманные истории

Буратино

Значит мама такая, избаловала и упустила своего ребенка. Лет через 10 он вообще вас всех гонять в доме будет -мало не покажется.

Гость

А как вы хотите, чтобы он показывал вам, что ему что-то не нравится? Матом ругался? Это совершенно нормально, что он в три года негатив так выражает. Главное, сами не бейте его в ответ, а разберитесь и с умом наказывайте.

Засуньте свои амбиции (это про Мамочку) куда подальше и дайте ребенку научиться иметь дело с негативными тенденциям. Сами небось не хотите по жизни терпилой быть, а от ребенка ожидаете беспрекословного послушания.

Это очень важный период отношений с вами, отнеситесь с любовью и пониманием.

Гость

Ерунду мелете. В три года совершенно ненормально бить маму.

В возрасте от года до двух дети испытывают границы могут ударить, если мама сразу твердо отреагирует что бить недопустимо ребенок больше не будет этого делать, автор видно мямля вместо жесткого нельзя и наказания начинает увещевать сюскать или плакать, для ребенка это равно позволению продолжать дальше. Я видела одну такую бабушку внучка бьет ее по щекам бабушка умильно просит «хорошая моя бабушке больно не надо так делать» а потом целует ей руки надо ли удивляться что внучка била ее даже в пять лет.

Гость

Сами вы чушь не несите и читать научитесь. Маму бить это нормальная, здоровая реакция ребенка, который выражает протест против того, что ему не нравится, потому что других способов протестовать в три года у него еще нет.

Наказывать за это и запрещать глупо, но и оставлять без ответа нельзя. К сожалению, многие мамы и бабушки в своем развитии не ушли дальше детей, поэтому либо сюсюкают, либо наказывают, ставя себя на урвень ребенка.

Вот он и продолжает заявлять о себе, не встречая адкватной реакции взрослых.

Гость

Вы не в себе.Агрессия должна быть пресечена и наказана.Если моральных уродов не хотите вырастить.А по-моему вы просто троллите.Таких больных в жизни редко встретишь.

Мой ребенок меня бьет и кусает, если чем-то недоволен. Что делать?

Нам, взрослым, кажется, что проявлять эмоции – это просто. Но на самом деле и этому навыку ребенка необходимо обучать. Не всегда удары свидетельствуют о том, что ребенок злится, гневается, в ярости. В моей практической работе встречалась девочка, которая со всех сил била маму, когда ее переполняла любовь, просто по-другому выразить это чувство ребенок пока не умел. Но даже если ребенок бьет вас от злости, не спешите ставить его в угол – ведь удар является естественной реакцией маленького человека. Поговорите с ним о его переживаниях, скажите: «Ты сейчас злишься, я тебя понимаю. На твоем месте я чувствовала бы то же самое!». Учите ребенка распознавать собственные эмоции и выражать их соответственно требованиям, предъявляемым в обществе. Предложите малышу альтернативный способ проявления эмоций – побить подушку, нарисовать то или иное чувство, проиграть в сюжетно-ролевой игре.

Просмотр фильмов, телепередач, мультфильмов, где систематически проявляется физическая агрессия, является для ребенка негласным разрешением на применение таких же методов. Нередко родители совершают ошибку, включая телевизор в квартире в фоновом режиме, например, пока мама готовит обед. Ребенок же считывает всю информацию, которую получает извне, и принимает ее как инструкцию к действию.

Если вы позволяете себе шлепнуть малыша по попе, потрепать за ухо или и вовсе ударить ремнем, то не стоит удивляться, что ребенок отвечает вам тем же.

Ребенок, который является жертвой физического насилия, обязательно будет транслировать агрессию вовне, а родитель – это самый близкий человек, в отношениях с которым ребенок и пробует все возможные модели коммуникации.

В моей практике была семья, в которой ребенок систематически использовал физическую агрессию по отношению к маме, а потом выяснилось, что мама с малых лет бьет малыша ремнем.

Обратите внимание: даже если ребенка, например, в детском садике бьют такие же детишки, возвращать агрессию, скорее всего, он будет дома.

Для того чтобы определить границы допустимого, ребенку их необходимо нарушить. Ребенок ежедневно проверяет окружающую среду на прочность, задавая себе вопрос: «а что будет, если я сделаю так?».

В построении границ малышу нужна помощь, но для начала определите для себя, что вы считаете допустимым, а что – нет. Можно ли вас ущипнуть, похлопать по спине – и четко объясните это ребенку.

Крайне важна последовательность – если вы разрешили, то идти на попятную будет поздно, требования, предъявляемые к ребенку, меняться не должны.

Вы весь день находитесь на работе, забирая ребенка из садика, молча сажаете в машину, затем готовите ужин, а ребенок мешает вам, пытаясь привлечь ваше внимание? Конечно, следующим способом завладеть вниманием мамы будет ударить ее.

После удара мама, разумеется, начнет ругаться, но цель малыша будет достигнута – он получит заветное внимание, удовлетворит свою первоочередную потребность.

Постарайтесь чаще играть с ребенком, причем позвольте ему выбирать игры самостоятельно, чаще обнимайте его, говорите, как сильно вы его любите.

У ребенка энергии гораздо больше, чем у взрослого человека. Соответственно, эту энергию необходимо выплескивать.

Современные родители тратят много сил на интеллектуальное развитие ребенка, отдавая его чуть ли не с 8 месяцев на различные детские курсы, английский язык, ментальную арифметику, курсы программирования, но забывая о том, что малышу просто необходима физическая активность.

Лучше займите малыша интересным ему видом спорта, не обязательно заниматься этим профессионально: вполне достаточно будет прыжков на батуте или обычных танцев, ребенку просто нужно двигаться и выплескивать накопившуюся энергию. Если такой возможности не будет, ребенок будет выплескивать эту энергию на самого близкого ему человека – маму или папу.

Читайте также:  Какой молокоотсос выбрать и как им пользоваться (как сцеживать молоко молокоотсосом)

Итак, как вы видите, причин, по которым дети могут ударить своих родителей, достаточно много. Я перечислила лишь немногие, но самые распространенные. В случаях, если агрессия ребенка не исчезает, лучше обратиться за помощью к грамотному психологу, который сможет определить причины появления такой агрессии и скорректировать ее.

Материал подготовлен для нашего издания порталом Я — Родитель в рамках нашей совместной ежемесячной рубрики.

Сайт «Я-родитель» уже более 7 лет помогает мамам, папам, бабушкам, дедушкам и всем тем, кто занимается воспитанием детей, найти путь к своему ребенку, научить его только хорошему и вместе с ним стать лучше самим! Портал дает рекомендации о воспитании детей, смотря на проблему с разных ракурсов – и с точки зрения родителей, и с точки зрения ребенка.

«Теперь не могу обнять маму»: люди, которых били в детстве, рассказали, почему они до сих пор не простили родителей

Бить детей нельзя. Ни шлепком, ни подзатыльником, ни ремнем или кулаками — они этого не забудут и всю жизнь будут хранить на взрослых обиду. Очередное тому подтверждение — дискуссия в «Твиттере», в которой десятки россиян рассказали о «воспитательных мерах» своих родителей и о том, как всё это навсегда испортило их отношения.

Вот что говорят те, кто помнит, как их обижали в детстве, и не находит этому никакого оправдания (стилистику мы не меняли, кое-где поставили недостающие запятые):

Меня била мама, и вещами, когда я не убиралась в комнате, и пяльцем в голову кидала из-за того, что у меня не получалась вышивать крестиком. И много чего, что я уже не особо помню. Ее тоже били ее родители ремнем, да и сама она была подполковник, очень вспыльчивая.

В детстве лет до десяти меня били родители, в особенности отец. Сейчас они подобрели, но я не могу их спокойно обнять, сказать, что люблю, и даже боюсь папиных прикосновений.

Запомнился случай, когда я не понимала математику и папа, пытаясь объяснить ее, сорвался на меня. В итоге я убегала от папы по квартире и зажалась в маминой комнате на кровати.

Когда он полез за мной и уже замахнулся на меня рукой, я вся в слезах тогда просто не могла дышать, благо мама подоспела до того, как он меня ударил.

О да, спасибо вам большое за шрамы от ремня. Спасибо за то, что чувство вины теперь всегда со мной. Спасибо за закомплексованность. Спасибо за то, что вы, уважая мое личное пространство, читаете мои переписки.

Мои родители развелись в моем детстве. Жила то с папой, то с мамой. Мать *** за любой неугодный ей поступок. И *** очень жестоко, пинала ногами, бляшкой от ремня попадала на лицо до крови и т.п. Папа вообще не бил. Всё детство умоляла папу меня забрать у мамы навсегда.

С самого начала всё было словесно, но один раз, я помню ярко, мама избила меня дневником по лицу за двойку. Отец держал ремень, когда я не могла решить задачу.

В 18 лет я кричала на них, чтобы они оставили меня в покое — они смеялись и снимали мои слезы и гнев на камеру.

Сейчас мне 21, живу отдельно, с ними не общаюсь, а они негодуют: как так-то? На мои замечания, что в любом диалоге меня унижали, не слушали и обсерали мое мнение, они говорят: «Да ты шуток не понимаешь и ты обижаешься ни на что!»

Мать орала по любому поводу, закатывала истерики, манипулировать пыталась. Била редко, но когда уж реально в ярость впадала. Один раз прилетело кочергой. Я не терпела, а убегала и пыталась отбиваться.

Потом уже когда «внезапно» стала выше нее, она мне ничего не могла сделать. Я на автомате ставила «блок», и максимум она била по сгибу руки. Ей же больнее. От этого еще больше психовала и орала, но бить меня было уже бесполезно.

Хотя она и пыталась начать выдавать мне почаще «воспитательные меры», когда я выросла.

Дед бил меня, мою маму. Общаюсь сквозь зубы, заставляю себя буквально. Он стал старый и немощный, одинокий. Но я всё помню. Не могу забыть, как он мне нос разбил. Как закрывала голову мамы руками от него. Как он пытался ударить меня головой о стену, называя ***. Все помню.

По детству думал, что страшнее блях армейского ремня и кулаков отца в живот/по ребрам/спине нет ничего. А потом в доме появилась лицензия на оружие. А потом алкоголь. Обострение афганского синдрома у отца, под рюмочку, и пофигизм матери.

Стрельба продолжалась до моих 17 лет, пока я не свалил. Также в доме прятались все ножи. Я умел разряжать пистолеты, сколько себя помню. Может, это и спасло, ибо нацеленное мне в лицо дуло я видел больше раз, чем мультики, наверное.

И да, слышать щелчок курка всегда страшно.

В детстве, когда меня *** мать всеми подручными материалами (однажды это зеркальный фотоаппарат), говорила, что заслужил. Заслуги были разные — то плохие отметки, то поздно пришел домой, то испачкал одежду на улице.

Мать в четвертом классе сломала мне ребра за тройку по диктанту. Вечно била, кидала в меня книги, тетради.Когда спросила почему била, то ответ «ты была тупее, чем сестра». Отец был не лучше.

Мог ударить за случайно уроненный цветок. Зная жизнь родителей, они срывали злость на мне. За свои неудачи, за несчастный брак. Избиения прекратились, когда я в 17 лет подралась с матерью. Почти задушили друг друга.

Об этом не вспоминаем.

О, нездоровая семья — это наш профиль. Мать меня почти не била. Хотя бы потому, что не хотела, чтобы я рождалась, и, запоздав с абортом, практически сразу отдала мерзкое чудовище бабушке. Поэтому до девяти лет меня била и унижала дорогая поехавшая головой бабушка.

Физическое насилие само по себе быстро перестало меня впечатлять, поэтому щедро разбавлялось объяснениями, что я урод, чмо, и вообще никому в этой жизни не нужна и не должна была рождаться.

И по гроб должна быть обязана бабуле, что она одна согласилась взять на себя такую ношу.

Сначала отец ***, когда они с матерью развелись, я пошла в спорт, там тренера *** продолжили. Никогда не испытывала особых чувств по этому поводу, кроме смирения и принятия. Никто никогда не давал мне понять, что если меня бьют, проблема не во мне. Не рассказывал, что это не норма.

Меня мама хватала за волосы, любила толкать и бить в спину, если я пыталась уйти от конфликта. Выходила из себя по любому поводу и без повода совершенно непредсказуемо. Но больше всего пользовалась вербальной агрессией, обвинения, угрозы, насмешки, ор были нормой общения.

Меня мама била всем, что под руку попадет. Особенно понравились гладильная доска и суп-пюре из шампиньонов, вылитый на голову за то, что не поела. Я потом вся склеилась, потому что это клейстер. Дала слово никогда не бить сына. Сдержала. Он мой лучший друг.

И меня били, я не могу нормально маму обнять…

Мужа били. Лет до 10. Потом пошел на боевое самбо и в 12 в первый раз папашу отмудохал. В итоге ПТСР [посттравматическое стрессовое расстройство], неумение сдерживать эмоции, привычка всё решать кулаками и, как следствие, условка. Больше 10 лет назад свалил от родителей и только в этом году стойкое улучшение психики. Страшно.

Абсолютно нормальная, среднестатистическая полная семья. Отец бил ремнем за то, что я, второклашка, не могла решить задачу, где едет грузовик из точки А в точку В, за то, что задержалась в гостях у одноклассницы.

Позже за то, что впервые ушла на без спроса на дискотеку с подругами. В этот раз прошелся очень сильно, несколько дней всё болело. Впервые я, тихая домашняя девочка, решилась тогда уйти из дома, помешал опять же страх.

Мать никогда не вмешивалась.

Но не все комментаторы за то, чтобы вообще не бить детей. Некоторые возразили: неужели «поджопники» — это тоже насилие? Многие написали что-то вроде: «Вот меня били, но я сам был виноват».

Сравниваете твердое с квадратным. Умышленно подгоняете под свою теорию или правда не понимаете разницы. Меня отшлепали всего дважды за все детство. Это — избили? Ну, наверное, мне виднее, что нет. При этом мои родители самые лучшие и добрые. Я представляю, как тяжело им это далось.

Единственный раз батя выпорол так нормально, потому что я просто ***. Я ему благодарен. Ни до, ни после этой экзекуции пальцем не трогал. Наверное, потому что медик.

«Бьют» по-разному, кто-то «поджопник» дает в воспитательных целях, а кто-то ремнем выписывает ежедневно, формально — бьют оба, но здесь есть принципиальная разница. И да, не надо падать в крайности, приводя в пример откровенно больных «родителей», место которым — в дурке.

Педагог Дима Зицер, к слову, прекрасно объясняет этот феномен: люди, над которыми измывались в детстве, часто попросту не могут признать, что их родители совершали преступление. Именно преступление, ведь любое физическое насилие — это уголовная статья, напоминает он.

Здесь работает жуткая пружина: сначала унизили меня, именно унизили, эта модель была закреплена, я это видел, я это чувствовал, пережил, и внутри сжалась пружина, — объясняет Зицер. — А дальше она может разжаться в самых разных ситуациях. И чаще всего распрямляется по отношению к более слабым. […

] Я считаю, что нельзя «просто шлепнуть». Нехорошо обижать слабых. Это простой принцип. Сильный пользуется своей силой, чтобы обидеть слабого. Нет другой причины. Если мы задумаемся: «Зачем я это делаю?» — «Незачем», — правильный ответ.

Сейчас многие скажут: «Я ему говорил, объяснял, а он меня не слышит!». Значит, иначе надо сказать. Надо попробовать заняться собою, найти какую-то форму, когда я буду услышан.

Когда начальник меня не слышит, я его не шлепаю, правда же? Когда другой человек меня не слышит, равный мне по силам, я нахожу другие слова и чаще всего достигаю успеха. Так что да, человек, который бьет другого, вне зависимости от силы удара, — сразу в насильники.

Мы что, будем измерять силу шлепка? Шлепок можно, окей. А сильный шлепок? А шлепок ремнем? А шлепок металлической дугой? А удар в живот? А легкий удар в живот? Это человечность — не обижать более слабых. Вот, собственно, и всё.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *