Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо. 3 рассказа отцов о совместных родах

Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо. 3 рассказа отцов о совместных родах

Надо признаться, что постоянно растущий животик требовал только того, чего найти было действительно невозможно… что-либо типа… очень солененькое, но, конечно же, совсем не то, что имеется у нас в доме, или что-то сладенькое, но именно то, что еще пока не придумали!

Как-то ночью, нарушается полная тишина, и я просыпаюсь от того, что слышу как кто-то, взахлеб плачет. Я сначала подумал, что мне это снится, но с очередным всхлипом я четко осознаю, что это так сильно плачет моя родная жена.

Я ее спрашиваю: “Что же случилось?” Она долго ломается, и не отвечает.

И только через полчаса настойчивого и страстного допроса я добиваюсь реального ответа, что ей ну просто ужасно хочется спелой клубники, а ее в доме нет, да и на улице сейчас зима!

Мне приходится объезжать пол Москвы, и буквально в каждом новом супермаркете меня провожают не только сочувствующие, но и недоуменные взгляды, но все-таки, в конце концов, я привожу ей спелую клубнику. Жена спокойно съедает, ровно пол ягодки… и все…представляете, она ее больше не хочет.

Я практически трясусь от гнева и ярости, но точно понимаю, что она сама не виновата, так в ней буйствует матушка природа!!! Далее странности во вкусе и его изменения развились настолько, что я даже стал бояться постоянно, питаться дома!!! Ведь она сама начала есть все то, что раньше просто ненавидела, а иногда и то, что, на мой взгляд, считается попросту несъедобным. И мало того, что она все это ела, так она, к огромному сожалению еще всем этим и меня пыталась насильственно накормить. Так, к примеру, это был омлет с прекрасно прожаренными солеными огурцами, или скажем суп, состоящий только из одной морковки.… Поверьте, это были действительно тяжелые времена, причем как для моего разума, так и для моего желудка! Когда же у нее наступил пятый месяц беременности, то у меня почему-то появился комплекс высиживания (имеется в виду, крайне сильное сопереживание беременной от тебя женщине это еще называют психосоматической беременностью у мужчины)!

Меня практически постоянно тошнило, или мутило, я иногда не знал,  что же я сам хочу, иногда я покупал воблу и с жадностью уплетал ее, запивая теплым молоком, причем все это на пару со своей женой. Иногда мы гуляли с ней по улицам и кушали мел, а иногда жевали смолу… Дома же, мы могли нюхать запах гнилой морковки… и поверьте, мы смаковали…

Мужики, я сразу скажу Вам как на духу, очень честно, что наступление беременности — это поистине ужасно… Лучше будет, мальчишки, если вы не залетите :)!!! Слава богу, что все это продолжалось относительно недолго, так на седьмом месяце беременности наш токсикоз прошел!

Дальше хуже, «наши» роды несколько задерживались. Вернее они задерживались ровно на две недели, и, конечно же, мы били в колокола, а вот врачи при этом были абсолютно равнодушны и спокойны, наверное, как индийские вожди.

И вот тут-то я беру на себя всю ответственность и принимаю волевое решение срочно идти на платные роды и, конечно же, присутствовать при них! Женщина врач, конечно же, дай ей Бог здоровья, посмотрела на меня несколько скептически, мол,… ТЫ и будешь на родах??? Я же решил – фигня, мы точно пробьемся, и не на такого напали, да чего я там еще не видел… А сам же, в Интернете судорожно начинаю искать фотки, каким образом рожают женщины, как говорится, пытаюсь подготавливать себя морально… Естественно, получается у меня это плохо, а мой рассудок вообще в панике!

Веселимся дальше, четыре безумные ночи, это время когда у нас как бы «начинались» схватки, естественно я при этом суматошно собирал необходимые шмотки, подгонял водителя с машиной, мы гнали к роддому, а в итоге оказывалось, что схватки-то ложные.

Но третьи сутки получаем хроническое недосыпание… я даже начинаю спать, когда попросту облокачиваюсь на что-то мягкое, а еще чуть позже, когда прислоняюсь к стене!!! Соседи же из-за моих практически постоянно красных глаз стали считать меня наркоманом, мою же беременную жену срочно отнесли в разряд несчастных женщин.

А роды все задерживаются, нам советуют отвлечь как-то жену от самой мысли о родах… Мы послушны, мы едем в магазин техники, и там покупаем пароварку, и заодно блендер…  ну и еще ХОЛОДИЛЬНИК… мы так сказать решили устроить себе шопинг-терапию.

И было это летом двадцать второго июля, а как вы понимаете, доставка нашего холодильника пришлась ровно на следующий день на двадцать третье июля! Приезжаем мы домой, безумно рады своей новой покупке… естественно отмечаем ее с соком и сладеньким… спокойно ложимся спать…

И далее ровно в 5 утра схватки! Мы же уже опытные, технология наших сборов в роддом уже давно отточена до автоматизма, мы не боимся ничего….

Это мы кладем в пакет для нее, а это в другой пакет, тот, что для меня… это документы… это деньги,… а это ключи от машины… не забыл даже сигареты…, мы едем :).

Приезжаем, я же вызываю нашего врача по мобильнику,… причем доктор уже довольно скептически относится к нашим очередным схваткам…. Мы же сообщаем ей, что у нас начали отходить воды.

Я ненадолго оставляю свою жену в «подготовительной», а сам галопом мчусь прямо следом за врачом…. Поверьте, я, таким образом, еще никогда и нигде не «летал»! Практически постоянно меня преследует старая песня Скутера под названием «Почем рыбка», помните она весьма динамичная и вполне соответствует моей ситуации :).

Итак,  барабанная дробь — кульминация!

Мы вместе поднимаемся на пятый этаж роддома…, это родильное отделение… как говорится святая святых … и здесь, наверное, еще не ступала ни одна нога как говориться, простого смертного мужчины!!! Ни кто не торопится, нас спокойно определяют в отдельную оплаченную палату…..

Мы так же спокойно располагаемся…, я же слышу, как непосредственно в соседних палатах или просто в коридоре бедненькие роженицы громко стонут, кто-то кричит, или плачет, а кто-то вообще скребет стену… и вот только тут до меня начинает доходить, куда именно я попал и что именно сейчас будет происходить?! В моей борьбе разума и моего же страха побеждает все-таки любовь к моей жене. Схватки же у нас пока что слабенькие, и нас начинают как это называется «прокалывать», сейчас я не буду детально описывать весь дальнейший процесс прохождения наших схваток… но…но…но…

Поверьте, мне еще никогда в жизни не было настолько тяжело! Жене поставили капельницу, ей плохо, что-то не совсем так с иголкой, я выхожу непосредственно в коридор и буквально всем своим басом кричу, причем на весь этаж: «В паалату сестраАаА!». Надо сказать, все роженицы тут же притихли, а потом буквально сразу же у двух из них начались стремительные роды (медики мне даже словесную благодарность вынесли).

И так с пяти утра и до часу дня мне ни покурить не выйти, ни в туалет уединиться, все время провожу с женой….

Я как показали медики, активно массирую ей крестец, а она при этом сообщает врачам, что ей ну очень срочно надо рожать, поскольку ровно в шесть вечера нам из магазина привезут холодильник… Я практически постоянно с ней о чем-то разговариваю, то несу какую-то околесицу да просто чушь, на которую, кстати сказать, она отвечает, наверное, такой же чушью. Мы же сами считаем это вполне содержательной беседой, причем с глубочайшим философским смыслом! Надо сказать, что к часу дня я полностью вымотан,  наверное, как после разгрузки целого эшелона каких-то грязных памперсов. И конечно когда мы переходили непосредственно из палаты на специальный родильный стол (а возможно это был стул), я безумно хотел исчезнуть, просто провалится, или хотя бы потерять сознание, но, к сожалению, мое сознание совершенно не хотело меня покидать!

Далее ПОТУГИ!!! О БОЖЕ, Я НЕ ВЕРЮ! НЕУЖЕЛИ ТАКОЕ РЕАЛЬНО МОЖЕТ БЫТЬ ??? Я ТУЖУСЬ ПРИЧЕМ, ВМЕСТЕ СО СВОЕЙ ЛЮБИМОЙ ЖЕНОЙ, А НА ЩЕКАХ У МЕНЯ, ПРОСТО ЛОПАЮТСЯ АРТЕРИИ, И ГЛАЗА ПРЕДСТАВЬТЕ КРАСНЫЕ …(наверное, еще чуть-чуть, и я сам «родил бы» кого-нибудь, вместе с ней в самом прямом смысле этого слова, вот, только плоды моих родов были бы неожиданностью буквально для всех присутствующих при таких родах)…

Далее совершенно нечеловеческий крик после последний потуги…и ТИШИНА… (надо сказать, прошло только несколько мгновений, но вот мне-то кажется, что прошли целые часы, а я буквально чувствую, как постоянно шевелятся и быстро седеют мои волосы на голове)…

Ну, ииии… наше совсем маленькое чудо-юдо своим самым нежным самым прекрасным и самым чистым криком смогла сообщить всему человечеству, что наконец-то она появилась на свет, что она вполне готова жить и что ей наплевать буквально ей на всех вокруг, конечно же, кроме папочки и мамочки. Мне зачем-то сообщают, что у нас родилась девочка… я же и сам все вижу.

А я просто стою и реву как девчонка, не скрывая своих слез, но все, кто был в этой «родилке» с огромным уважением даже с пиететом смотрят на меня и, конечно же, поздравляют,  я, же все еще стою, и размазываю сопли и опять реву.

Врач меня просит выйти буквально на 10 минут… объясняет, что там дела им какие-то надо сделать вовсе не для мужских слабых глаз (хотя, согласитесь, что тепрь от меня можно было бы скрывать, я не понимаю)…

Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо. 3 рассказа отцов о совместных родах

Дорогие любимые женщины! Спасибо Вам огромное! Спасибо матушка природа за это чудо – совместно рожать детей!

Отец кричал: «Мне не нужен такой ребенок!» А во второй семье у него родилась особая дочь

Марина и ее муж Игорь ждали ребенка. Во время скрининга узнали, что у их будущего малыша синдром Дауна. Врачи в их маленьком городке настаивали: «Делайте аборт». Мать Марины называла еще нерожденного внука «позором» и требовала, чтобы дочь от него «избавилась». А сама Марина хотела, чтобы малыш жил. Как особые дети меняют родителей, а Бог учит нас любить, рассказывает Елена Кучеренко.

Бог «придумывает» такие жизненные сюжеты, такие перипетии, которые обычному человеку даже в голову прийти не могли бы. И одна из главных целей Его творчества — научить нас любить. Бога, людей и самих себя. Да-да, и себя тоже. Особенно это видно, когда в семье рождается особый ребенок.

«С каждым днем мне все больнее»

Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо. 3 рассказа отцов о совместных родах

Елена Кучеренко

  • Недавно мне написала женщина:
  • — С каждой Вашей статьей о Маше мне все больнее.
  • Маша — это моя младшая дочь, у которой синдром Дауна.

Она рассказала, как несколько лет назад сделала аборт. Обследования тогда показали, что у ее неродившегося еще ребенка синдром Дауна (СД). Давил муж, давили родные: «Нам нужен нормальный!» И она сломалась. Эта история скорее типичная, чем из ряда вон выходящая.

Прошло время, и она забеременела вновь. Родила девочку. Нормотипичную, как все и хотели. Сейчас ей пять или шесть. И выясняется, что у малышки психическое заболевание. Диагноз пока поставить не могут. Но дела обстоят серьезно.

— Ваша Маша даже ходит в воскресную школу, а наша нет, — горько сказала та женщина. 

А еще все эти годы она кается в том, что сделала, исповедуется, но боль не отпускает.

Знаете, мне очень хочется обнять эту женщину. Я прекрасно понимаю, что она чувствовала тогда, вначале, когда узнала о диагнозе. Шок, страх, ужас.

Но я уверена, что многие женщины, услышавшие: «Ваш ребенок будет жить с инвалидностью», все равно отказались бы от аборта, знай они, что рядом люди, которые их поддержат.

Читайте также:  Как купать новорожденного ребенка: правила, рекомендации и видео

А когда ты и так раздавлен, очень легко добить, доломать. И женщина сделает то, о чем потом всю жизнь будет жалеть.

Если честно, когда я читала ее сообщения, у меня мурашки бежали по коже. Господь всегда найдет для нас кого-то, с кем мы можем научиться любить. Мы отказываемся от одного, Он даст нам другого. Больного ребенка, сварливую бабушку, соседа-пьяницу, вредную жену или мужа.

У всех в жизни есть кто-то «неудобный», кого сложно любить. Но иначе научиться нельзя. Видимо, той семье очень нужен такой ребенок. Чтобы любить и стать счастливыми. Иногда путь к любви, счастью и внутренней свободе очень непрост. И путь к Богу тоже.

«Тебе что, нужен такой ребенок?»

Поздно ночью мне пришло сообщение. Писала молодая женщина, Марина. Первая беременность и обследования показали, что у ее ребенка синдром Дауна. Она была напугана, не знала, что делать, и кто-то дал ей мои контакты.

Живут они в маленьком южном городке, почти поселке. Детей с СД там еще не бывало. У них в поликлинике и обследований таких никогда не проводили.

Это был первый год, когда решили отправлять возрастных беременных на скрининги куда-то в областной центр. Марина под возрастную никак не попадала, ей было 24 года, но ее врач почему-то настояла.

Там ей и сказали: «У вас будет инвалид! Делайте аборт!»

Марина и ее муж Игорь — обычные молодые люди, не церковные. Они и поженилось-то, когда девушка забеременела. Родители настояли:

— Не делать же аборт. А так будет все, как у всех.

Но «как у всех» не получилось.

Узнав о диагнозе, Игорь на несколько дней пропал из дома и пил. В каком-то кабаке нашел парня его брат-близнец:

— Быстро отправляй свою на аборт, — кричал он. — Тебе что, нужен такой ребенок?

Врачи торопили и настаивали:

— У нас все дети здесь здоровые, а тут такое. Да вам вслед пальцем все будут тыкать…

От Марины отвернулась лучшая подруга, тоже тогда беременная, с которой она поделилась своим горем. Как будто боялась, что может заразиться.

— Немедленно избавься от этого позора! Иначе на мою помощь можешь не рассчитывать! — кричала на Марину ее мама.

Вот об этом она мне и написала.

Мы постоянно были на связи, я рассказывала ей о Маше. О других особых детях. Вместе с верующими знакомыми молились за них. А потом от нее пришло сообщение:

— Мама сказала, что, если я завтра не пойду делать аборт, она сама меня отведет.

И пропала. Я звонила ей, писала, но Марина не отвечала.

Я была уверена, что она не выдержала. Мне было больно, обидно — и за себя, что не смогла донести — жизнь с такими детьми не всегда боль, и за нее, и за врачей, и за такое ее окружение. А главное — за бедного ребенка, который ни в чем не виноват.

«Что мне теперь делать?»

А потом она позвонила.

— Лена! А у нас будет девочка. Думали, что мальчик, а получилась дочка.

— Ты что, не сделала аборт?! — ляпнула я.

— Нет!..

…В тот день они вместе с мамой шли в поликлинику за направлением на аборт. Им нужно было пройти мимо баптистской церкви. Там был какой-то праздник, и у дверей молельного дома толпился народ. Среди них — Маринина соседка по подъезду, которая уговорила их зайти.

Так Марина впервые узнала, что ее любит Христос. Через несколько часов она шла домой, зная, что никакого аборта не сделает. А вслед ее и соседку-баптистку ругала на чем свет стоит Маринина мама.

Мне бы очень хотелось, чтобы Марина пришла к нам, в православный храм. Но случилось так, как случилось. В любом случае Господь каждого ведет своим путем.

Она и не звонила мне, потому что боялась расстроить. Думала — мне будет обидно, что она стала баптисткой.

Донашивала она спокойно. Принял не рожденную еще дочку с синдромом Дауна Игорь. Врачи также требовали прервать беременность. Рвала и метала бабушка. Но изменить они ничего уже не могли…

— Лена! Я родила! — позвонила мне Марина около шести утра.

— Я поздравляю тебя! Будем вместе растить наших солнышек!

— Лена! У меня обычная девочка! Что мне теперь делать?

Марина смеялась и плакала. Она настолько приняла свою будущую особую дочь, что рождение обычного ребенка стало для нее шоком.

А я смеялась и плакала вместе с ней. Я тогда прикоснулась к огромному чуду, уверена. Не знаю, изменил ли Господь эту хромосому или врачи всю беременность ошибались. Но я точно видела чудо преображения человеческой души.

Сколько же храбрости, любви надо иметь, чтобы там, в том городе, с такой родней, решиться родить ребенка с синдромом Дауна. Что нужно сломать и построить внутри себя, чтобы дойти до конца.

Мне даже кажется, что Господь специально «устраивает» такие «встряски», чтобы мы открыли самих себя такими, какие мы есть. Смелыми, сильными, с большим сердцем. И полюбили себя. Это глупости, что нужно считать себя хуже всех. В каждом из нас образ Божий. Как можно его не любить? Да, Господь очень хочет, чтобы мы полюбили себя. И конечно же — ближних. И Его.

Чудо Божие

Эту историю я уже как-то рассказывала. Но она до сих пор меня потрясает. Она тоже о том, как Господь учит человека любви. А главное — о том, как сам человек благодарен Ему за этот урок.

Была у нас в храме прихожанка, пожилая женщина. Полина Владимировна. Вся такая ортодоксальная: «Молись и кайся». Она даже представлялась всем не иначе, как Пелагея.

Полину Владимировну я не любила. Как, собственно, и она меня. Несколько раз мы с ней крепко поспорили по поводу людей с инвалидностью. Это было еще до рождения моей Маши с синдромом Дауна. Однажды нас даже разводили прихожане, которые испугались, что мы подеремся.

Помимо цепляния ко всем и каждому из-за платков, юбок, штанов и прочего благочестия, Полина Владимировна была уверена, что православный человек обязательно должен быть здоровым и красивым. Каким, собственно, и бывает настоящий Образ Божий. А если у тебя, например, ДЦП, аутизм или СМА — то это от лукавого и вообще по грехам. И нужно этого стыдиться и прятаться.

— Не зря же для них есть спецучреждения, — говорила она. — Не дураки же их придумали.

Помню, она постоянно называла людей с инвалидностью «овощами» и считала, что им нужно запретить рожать детей, потому что таким образом портится «чистый православный генофонд».

А потом она переехала и пропала из нашего храма. Вскоре я родила Машу и очень радовалась, что этой противной тетки здесь больше нет. Представляю, что бы она мне сказала.

И вот однажды стою я уже с коляской, в которой Машенька, и вижу, как ко мне просто мчится эта странная женщина. Откуда только она взялась. Поздоровалась, сказала, что читала в интернете о дочкином диагнозе, и вдруг сквозь слезы:

— Лена! Прости ты меня! Как же я была не права!

Я даже растерялась.

— У меня внук родился девять месяцев назад. Виталик. Первый внук.

— Поздравляю! Да вы не плачьте.

— Больной он, Лена. Не встанет никогда!

Рассказала мне тогда Полина Владимировна про какую-то страшную родовую травму. Про то, каким ударом стало для них для всех известие, что мальчик не сможет ходить. Как дочка чуть руки на себя не наложила. Как зять три дня пил. Как привыкали, как принимали это все. Как исповедовалась, рассказала. Как будто в первый раз. Все нутро из себя вынимала. Как сильно они сейчас любят своего Виталика.

— Ты знаешь, мне даже стыдно. Я дочь свою так не любила, как его. Прижму к себе, и отпускать его не хочется. Выходных жду, чтобы привезли мне его. Чудо он Божие, Лен.

Чудо Божие… Генофонд… Овощи… Я тогда не могла поверить.

Но больше всего меня потрясло ее преображение. Это был совершенно новый, другой человек. Теплый, рядом с которым хотелось греться. Изменилось в ней все. Как будто человек много лет нес какой-то груз, а потом взял и сбросил его. 

Рядом с нами в тот миг стоял Сам Христос. И эта женщина благодарила Его. За этот страшный и прекрасный урок любви.

Это было настоящее чудо!

Мальчик и девочка

Героев следующей истории я не знаю. Они постеснялись со мной поговорить. Но разрешили, чтобы одна их родственница все это мне передала.

Жила-была в одном городе обычная семья. Муж и жена. И должен был у них родиться скоро ребенок. Беременность протекала прекрасно. Купили коляску, кроватку, вещички. Все с любовью — голубенькое. Мальчика ждали, наследника. Правда, наследовать там особо было нечего, но будущий папа так и говорил: «Наследник!»

А родился ребенок с синдромом Дауна. 

Акушерка сказала:

— У вас даун! Куда вы смотрели?!

Поплакали, но из роддома забрали. А через пару недель муж собрал вещи и ушел:

— Мне нужен наследник, а не этот ребенок! Да и не от меня он, наверное. У меня в роду даунов не было.

У жены, правда, тоже.

Шло время. Мама как-то одна тянула этого ребенка, а бывший папа встретил разведенную женщину с дочкой-подростком и женился второй раз. Мыслей о наследнике не оставлял. И вот уже вторая жена беременна. Правда, девочкой. Купили все розовое.

— Ваша дочь с синдромом Дауна, — сказала акушерка. 

— Раз — даун, два — даун, — только и смог сказать этот папа.

— Мне не нужна такая сестра, — кричала девушка-подросток. — Меня все засмеют.

И новая жена быстро собрала вещи и ушла со своей старшей дочерью.

Папа дочку свою не бросил. Растил сам, родители его старенькие помогали. Жене бывшей позвонил. Она сначала даже говорить с ним не хотела. А потом смягчилась. И даже встречаются теперь, гуляют вместе. С мальчиком и девочкой.

— Пока не сошлись обратно, но я уверена — сойдутся, — говорила мне их родственница. — Надо же, как Господь это все устроил. Кто бы мог подумать!

Вот и я никогда не могла бы подумать, что так бывает. Но у Бога все возможно. Куда нам до Него. И как сказала одна моя подруга: «У Господа все пазлы сложены, как надо». Да! Чего-чего, а ошибок у Него точно не бывает.

Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо. 3 рассказа отцов о совместных родах

«Я видел чудо. Я видел, как рождается человек». Мужчины рассказывают о совместных родах

  • «Скорая приехала через 15 минут после рождения ребенка»
  • Андрей, 37 лет, дважды участвовал в родах, вторые роды принял сам:
  • Я думаю, что во время родов рядом с роженицей обязательно должен быть родной человек, тот, на кого можно положиться — а не только медицинский персонал.

Во время первых родов я делал жене обезболивающий массаж, договаривался с врачами, пытался помочь ей расслабиться, а в какой-то момент просто сидел рядом и наблюдал (супруге дали лекарство, она смогла немного поспать). В общем, все было спокойно.

Вторые роды оказались очень стремительными — потуги начались прямо в квартире, до приезда врачей.

Я не до конца понимал, что нужно делать, опасался, что не обладаю необходимыми медицинскими знаниями в случае, если что-то пойдет не так (начал даже вспоминать, как делать массаж сердца). Командовал, что надо еще раз «потужиться», приносил чистые простыни.

Успокаивал себя: «люди тысячелетиями рождаются, так задумано природой». К счастью, все закончилось хорошо. А скорая приехала лишь через 15 минут после рождения малыша.

В обоих случаях удивило некорректное поведение медперсонала. В первый раз мне говорили: «Отвернитесь, сознание потеряете». Может быть, кто-то и теряет, но мне это замечание показалось неуместным. После вторых родов акушеры заметили у дочери на руке родимое пятно — обвинили меня в том, что это я во время родов перестарался и оставил ей синяк.

Читайте также:  Неприятный запах изо рта у ребенка: причины и способы устранения

«Операция по спасению жизни в мои планы не входила»

Святослав, 34 года, дважды участвовал в родах:

В первый раз я сам проявил инициативу — решил поддержать жену в этот непростой момент, во второй это даже не обсуждалось. Женщине во время родов нужна помощь близкого человека, ее не заменишь услугами акушерки.

Самым сложным для меня было сохранение выдержки, борьба с ненужными эмоциональными реакциями (лучшее, что может привнести мужчина в роды, — это ощущение спокойствия и уверенности). Непросто было принять то, что процесс родов невозможно проконтролировать, исход ситуации непредсказуем.

Экстремально сложным был эпизод, когда сын, ввиду крупного размера черепа, встал в тазовых костях. Ребенку нечем было дышать, мы могли его потерять. Операция по спасению жизни в мои планы не входила (до этого мне казалось, что задача мужчины на родах — держать жену за руку и делать ей массаж).

От наших действий зависела жизнь человека, от супруги потребовались невероятные физические усилия… К счастью, случилось чудо, и все остались живы.

Эмоции, которые я испытал, когда увидел новорожденного, сложно описать. Это радость, по своей глубине превосходящая что бы то ни было. Эта радость похожа на ту, которую можно испытать в момент, когда видишь, как появляется росток из земли, или когда смотришь на дом, который только что достроил.

«Самое сложное — ждать»

Борис, 36 лет, один раз участвовал в родах:

Сначала я был уверен: на роды не пойду, это женское дело. Но потом я представил себе, насколько это сложно для женщины, и понял, что должен поддержать супругу.

Для меня самым непростым оказалось ожидание.

Мы написали в соцсетях: поехали рожать. Друзья присылали ободряющие сообщения: держитесь! А мы все сидим, ждем. Не уснуть бы. Для жены была предусмотрена кушетка, я довольствовался стульями.

Мне стало страшно, когда жене делали эпидуральную анастезию. Это был укол в позвоночник, выглядело это жутко. Так и хотелось сказать врачам: остановитесь, что вы делаете?

Когда сын родился, я перерезал пуповину. Его запеленали, я держу его на руках, глазки открыты, бережно несу новорожденного в детское отделение. Вот он — ребенок, которого так долго ждал. Когда меня спрашивают: ну, и что ты увидел на родах? Я отвечаю: я видел чудо. Я видел, как рождается человек.

Хотите первыми читать наши материалы? Подписывайтесь на наш телеграм-канал

Рассказ папы о родах… (орфография и пунктуация автора). История эта началась в канун нового 2004 года… когда у моей благоверной начались разного ро..

Рассказ папы о родах… (орфография и пунктуация автора).

История эта началась в канун нового 2004 года… когда у моей благоверной начались разного рода «беременные капризы»! =))))))

Растущий животик требовал того, чего найти было НЕВОЗМОЖНО… Что-то типа… солененькое, но не то что есть у нас дома, сладенькое, но то, то еще не придумали!!! =)))

Ночь… тишина… просыпаюсь от того, что кто-то плачет… сначала думаю, что снится… с очередным всхлипом осознаю, что плачет жена… Спрашиваю что случилось… ломается не отвечает… через пол часа страстного допроса добиваюсь, что ей УЖАСНО хочется клубники… а ее нету и на улице зима!!!

Объезжаю мол Москвы, и в каждом супермаркеты, меня провожают сочувствующие взгляды… привожу ей клубнику… Съедает пол ягодки… Больше не хочет… я трясусь от ярости, но понимаю, что она не виновата … ЭТО В НЕЙ БУЙСТВУЕТ ПРИРОДА!!! Странности во вкусе изменились настолько, что я стал боятся, питаться дома!!! ОНА СТАЛА ЕСТЬ ТО… ЧТО РАНЬШЕ НЕНАВИДЕЛА, и на мой взгляд считается несъедобным… мало того, что она это ела, так она еще этим и меня пыталась накормить… Омлет с жаренными солеными огурцами, суп ТОЛЬКО ИЗ МОРКОВКИ… это были тяжелые времена для моего разума и желудка! Когда у нее стало 5 месяцев, у меня появился комплекс высиживания (сильное сопереживание беременной женщине, и психосоматическая беременность у мужчины)!

Меня постоянно тошнило… мутило, я не знал чего хочу, покупал воблу и уплетал ее с молоком… на пару с женой. Мы гуляли с ней по улице, и ели мел, жевали смолу. Дома нюхали гнилую морковку… и смаковали ≠))))))))))

Мужики… скажу Вам, что беременность… ЭТО УЖАСНО… Лучше мальчишки… не залетайте =))))))))))))))!!! Слава богу, что это продолжалось недолго, в 7 месяцев токсикоз прошел!

«Наши» роды задерживались уже на две недели, мы били в колокола, врачи же были равнодушны и спокойные как индийские вожди… принимаю волевое решение идти на платные роды и присутствовать при них! Врач…(дай бог ей здоровья), смотрит на меня скептически… мол ТЫ на родах ?? Фигня, пробьемся… чего я там не видел… Сам же в инете начинаю искать фотки, как рожают женщины… так сказать подготавливаю себя морально… Получается плохо… моя рассудок в панике! =))))

Четыре безумные ночи, когда у нас, «начинались» схватки, я суматошно собирал шмотки, подгонял машину… гнал к роддому… а они ложные… Хроническое недосыпание… начинаю спать когда просто облокачиваюсь к чему ни -будь!!! Соседи из-за моих красных глаз считают меня наркоманом… а мою беременную жену несчастной женщиной.

Роды задерживаются, советуют отвлечь жену от мысли родов… едем в техносилу, покупаем пароварку, блендэр… и ХОЛОДИЛЬНИК… так сказать шопинг-терапия. Было это 22 июля 2005 года, доставка холодильника на 23 июля! =)) Приезжаем домой радостные новой покупке… отмечаем ее… ложимся спать…

В 5 УТРА СХВАТКИ! Технология сборов в роддом отточена до автоматизма… это в пакет для нее, это в пакет для меня… документы… деньги… ключи от машины… сигареты… едем =))))) Приезжаем… вызываю врача по мобильнику… она уже скептически относится к нашим схваткам… сообщаем, что начали отходить воды… Оставляю жену в «подготовительной» сам мчусь за врачом… Я ТАК ЕЩЕ НИКОГДА НЕ «ЛЕТАЛ»!!! …постоянно преследует песня Скутера «почем рыбка»… весьма динамична и соответствует ситуации =)))))

Итак… КУЛЬМИНАЦИЯ!

Поднимаемся на 5 этаж роддома… родильное отделение… святая святых … здесь еще не ступала нога простого смертного мужчины!!! Нам определяют отдельную палату… Располагаемся… слышу как в соседних палатах бедненькие роженицы стонут… кричат… плачут … скребут стену… и до меня доходит КУДА Я ПОПАЛ И ЧТО СЕЙЧАС БУДЕТ!!! В борьбе разума и страха побеждает любовь к жене. Схватки у нас слабенькие, нас начинают «прокалывать»…не буду описывать весь процесс прохождения схваток… но…

МНЕ ЕЩЕ НИКОГДА НЕ БЫЛО ТАК ТЯЖЕЛО!!! Поставили капельницу… что — то не так с иголкой… выхожу в коридор… и всем своим басом на весь этаж … «СЕСТРАААааааа»…все роженицы сначала притихли… потом сразу у двух начались стремительные роды (мне даже благодарность высказали).

С 5 утра, до 1 часу дня… ни покурить, ни в туалет, все время с женой… Массирую ей крестец… Она сообщает врачам, что ей надо СРОЧНО РОДИТЬ… потому что в 6 вечера нам привезут холодильник… Постоянно с ней разговариваю… несу какую-то чушь… На которую она отвечает такой же чушью, а мы считаем это содержательной беседой с глубоким и философским смыслом! К часу дня я вымотан как после разгрузки эшелона грязных памперсов. Когда мы переходили из палаты на родильный стол (или стул)… я хотел исчезнуть… провалится… потерять сознание… Но мое сознание покидать меня не хотело!

ПОТУГИ!!! О БОЖЕ НЕУЖЕЛИ ТАКОЕ МОЖЕТ БЫТЬ ??? ТУЖУСЬ ВМЕСТЕ СО СВОЕЙ ЖЕНОЙ… НА ЩЕКАХ У МЕНЯ ЛОПАЮТСЯ АРТЕРИИ… ГЛАЗА КРАСНЫЕ …(еще чуть-чуть, и я «родил бы» вместе с ней в прямом смысле… вот только плод моих родов был бы неожиданностью для всех присутствующих при родах) =))))))))))…

НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КРИК ПОСЛЕДНЕЙ ПОТУГИ… ТИШИНА (прошло несколько мгновений, но мне кажется что идут часы, я чувствую как шевелятся и седеют волосы на голове)…

и наше маленькое чудо своим самым прекрасным и чистным криком сообщило всему человечеству, что она появилась на свет… она готова жить… и наплевать ей на всех вокруг. кроме папки и мамки.

Мне сообщают, что у нас девочка… я стою и реву не скрывая слез… все кто был в «родилке» с уважением смотрят на меня… и поздравляют… а я стою… размазываю сопли и реву… врач просит выйти на 10 минут… ну там дела им надо сделать не для мужских глаз (хотя что от меня ТЕПЕРЬ можно скрывать не понимаю)…

бабушка сидящая за столом смотрит на меня как на героя и спрашивает не хочу ли я покурить… а сигареты у меня в машине… МНЕ ПРИНЕСЛИ СИГАРЕТЫ, ДАЛИ ЗАЖИГАЛКУ… ПРОВОДИЛИ В МЕСТО ГДЕ МОЖНО ПОКУРИТЬ… я весь в эйфории, звоню родным и сообщаю ВЕЛИКУЮ НОВОСТЬ!!! слезы не просыхают… Возвращаюсь… Она лежит на каталке, дочка у нее на груди… Боже… какие же они прекрасные… Этот момент я никогда не забуду… Моя жена, и плод нашей любви… Самый прекрасный и самый родной.

Дорогие женщины… СПАСИБО ВАМ… спасибо за это чудо… рожать детей.

Рассказ о родах с анатомическими подробностями

На что это было похоже и как это было. Чем дальше, чем больше проходит времени, тем больше постепенно все забывается, теряется в новых заботах, поэтому решила записать впечатления, пока они еще достаточно свежи. Процесс этот не безболезненный, но вполне терпимый. Боль и прочие неприятны ощущения очень быстро забываются.

Сейчас мне даже кажется, что я родила — как в туалет сходила — хотя тогда мне, конечно же, так не казалось. А после родов ощущения как при потере невинности — лежишь, истекая кровью, все болит, и довольная как сто китайцев. Началось это 12 июня, в субботу.

Поскольку рожать я собиралась не раньше июля, где-то ближе к 10 числу, то накануне в пятницу (11 июня) ходила на работу, там в этот день очень вовремя давали зарплату. А в субботу, на день независимости, планировали пойти на Красную площадь, там должны были летать самолеты, потом на работу, вечером наконец-то собрались в Консерваторию…

Я проснулась утром, чтобы сходить в туалет. Уже когда сидела на унитазе, мне показалось, что из меня вытекает что-то еще, но решила, что мне это только показалось. Вернулась, легла. Вскоре протечка повторилась — несильная, правда. Текло что-то прозрачно-белое. Я посмотрела на часы — 8:46.

Было понятно, что, скорее всего, отходят воды, но я решила подождать еще немного — может, обойдется. К тому же, я не планировала, что это начнется так рано.

Вскоре стало понятно, что процесс не останавливается. Я позвонила маме домой, где она подтвердила, что это именно отходят воды, и закричала: Я разбудила мужа, объяснила в чем дело и сказала что надо собираться ехать в Обнинск — рожать я собиралась там, прикинула, что за 3 часа успеем доехать. Позвонила домой, сказала, что выезжаем.

Пока собирались, из дома позвонили еще раз, сказали, что никакого дома, немедленно скорая и ближайший роддом — то бишь, королевский. И еще подумалось, что если такой ранний срок (2-го я была на УЗИ, мне поставили срок 34-35 недель), ребенок может роится недоношенным. Муж пошел к соседям вызывать скорую.

Из меня вытекало — время от времени, порциями, с каждым разом все больше и больше. Но очень хотелось домой. Я надеялась, что приедет скорая, осмотрит меня, и, может, скажет, что часа три у меня еще есть и до дома я все-таки доеду. Через какое-то время приехала скорая, сказали, что осматривать меня они не могут, погрузили и повезли в роддом.

Приемное отделение роддома: дверь с окошком. Появившаяся в окошке женщина, выслушав рассказ скорой (а у меня с собой не было ни страхового полиса, ни обменной карты — правда, родители уже выехали и должны были через 3 часа все это привести), приоткрыла дверь и запустила меня во внутрь. Посторонних туда не пускают, все остаются в приемном отделении. Суббота. Праздник. Выходной день.

На весь роддом один дежурный врач (обычно по 2 врача на каждое отделение). И вообще я хотела домой. Думала — может, врач меня осмотрит и отпустит, я и успею доехать до дома.

Меня попросили показать выделения, убедились, что это действительно воды. Взвесили на весах (пока взвешивали, я залила весы). Потом дали стерильную рубашку (с желтыми пятнами), простыню, сказали отдать всю одежду, все вещи и мобильный телефон. . В общем, абсолютно все мое, на мне остались только казенные вещи.

И вот тут мне стало страшно. Поэтому мобильник я все-таки протащила под мышкой, как средство связи с внешним миром. Так я оказалась в смотровой. Я все еще надеялась, что доктор осмотрит меня и отпустит домой… Сначала я попала в уки акушерки.

Стандартная процедура — побрили лобок, сделали клизму (так я узнала, как делают клизму, а также то, что это, оказывается, сосем не больно).

Потом повели на кресло, где меня посмотрела врач, пошарила во мне ручкой (больно, черт подери, как же головка вылезать будет!): воды отходят, родит в течение ближайших суток, первые роды, 8-12 часов. Так я поняла, что домой уже не попаду…

Дородовая. Кровати с панцирными сетками, покрытые жесткими матрасами. Подушек в роддоме не предусмотрено (вообще!). В вену вставили катетер — здоровенную иголку с двумя краниками, при помощи которой можно и кровь из вены брать, и лекарство водить.

Дали какое-то средство для стимулирования схваток (воды у меня отходили, а схваток не было, роды начались с патологии). Сначала на мгновение стало жарко. Потом ненадолго затошнило до искр из глаз — это началось раскрытие шейки матки.

Медсестра сказала, что я должна радоваться каждой схватке (сомнительное удовольствие). Простыня между ног, конечно, спасает от вытекающих вод, но не сильно. Очень холодно (потом мне принесли одеяльце, но помогало оно немного). Мокро. Грязно. Лежу в какой-то луже, и мне, в общем-то, все равно.

Действительно, роды — не самый процесс, наверное, правы были древние, сказавшие, что человек появляется из праха и грязи… Но все это уже не имеет никакого значения.

Читайте также:  Игры с мячом для самых маленьких

Схватки идут с периодичностью в 2 минуты по 45 секунд. Лежу в комнате большую часть времени одна — делать со мной на данном этапе нечего, а медсестра одна на все отделение (как я потом узнала, они еще и полы моют — санитарок нет!). Время от времени ко мне походят, кладут руку на живут — меряют интенсивность и продолжительность схватки.

Тянущие боли внизу живота, как при расстройстве желудка или при менструации, болит поясница. Очень хочется сесть, спрятав руки под живот, или дрыгать ногами, на худой конец — сжимать и разжимать кулаки. Всего этого делать нельзя: в вене катетер, а внизу живота головка ребенка. Сесть нельзя категорически (), ногами дрыгать тоже (.

Если честно, чувствую себя так, что мне явно не до переживаний выходящего наружу ребенка). Только массировать поясницу и переждать хватку. Кричать не разрешают тоже ( — на самом деле, нужно беречь силы, они еще понадобятся, чтоб они не уходили в крик). Время от времени подкатывает тошнота — это раскрывается шейка матки.

И главное — это гнетущее сознание того, что это только начало, и данный этап может продлиться долго, очень долго. Капельница с глюкозой. Рядом на тумбочке стоят часы, мне надо мерить продолжительность схваток и время между ними. Очень не хватает мужа — просто нужен близкий человек, который утешал бы и держал за руку.

И еще — все время хочется в туалет (то ли я на клизме посидела плохо, то ли расстройство желудка, которое мучило меня предыдущие пару дней — хотя, может, это было не расстройство желудка, а схватки?). Акушерка, которая вследствие недостатка персонала выполняет еще и обязанности санитарки, ругаясь, выносит за мной судно.

Вскоре ей это надоело, и кончилось это тем, что я была отправлена с капельницей в туалет (однако!). Потом подошла врач, сказала, что когда шейка матки раскроется на 5 сантиметров, дадут обезболивающее, . Cия новость сильно меня воодушевила, и я стала просить обезболивающее, как наркоманы просят дозу. В 3 часа действительно ввели обезболивающее. Жить стало легче.

Врач сказала, что сейчас начнет опускаться головка, будет давить на прямую кишку (это называется потуги — ощущения как ОЧЕНЬ сильно хочется в туалет) но тужится НЕЛЬЗЯ, так как шейка матки еще не раскрылась. Сказала, что если будет очень больно, кричать (хоть кричать разрешили). Следующий час прошел действительно относительно спокойно.

Боль была не очень сильной, я приняла боле или менее удобную позу (насколько это вообще было возможно с катетером в вене) и задремала. Временами меня настигали схватки, переходящие в потуги, но сопротивляться им не было никаких сил, да и больно было не очень: они приходили и уходили, а я никак на это не реагировала. В 15:44 зазвонил телефон — звонили с работы — но я была сонной и решила не брать трубку.

Тем временем вскоре стала заканчиваться: то ли действие обезбаливающего проходило, то ли боли стали сильнее. Тут я ощутила, насколько неотвратимы по своей силе потуги — чтобы ты не делала, даже будучи полностью расслабленной, начинаешь тужится против своей воли. Вот здесь нужно на потугах медленно и глубоко дышать, вдох через нос, выдох через рот — помогает (тужишься не так сильно).

Движение вокруг меня усилилось, рядом со мной уже сидели врач, медсестра и акушерка. Я все время когда думала о родовом процессе, не могла себе представить, что же это я буду чувствовать, когда шейка матки раскроется достаточно широко: как же это будет ощущаться, ведь там все раздвигается, и кости таза тоже, наверное, больно… Так вот.

Я не чувствовала НИЧЕГО (кроме того, что очень хочется в туалет), и только по тому, как врач свободно запускала в меня ручку и шарила там, я понимала, что вообще-то уже все раздвинулось. Единственное ощущение — ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ В ТУАЛЕТ. ОЧЕНЬ. (Тужится до сих пор нельзя). — сказал я на очередной потуге.

Было очень стыдно, если я вообще в состоянии была испытывать хоть какие-то эмоции. При очередной потуге, как мн показалось, стало выходить буквально все и изо всех дырок. , — сказала врач и протерла между ног пеленкой (как я сейчас понимаю, все, что из меня тогда выливалось — это воды). Говорила она со мной очень добро и ласково.

Это, когда рожаешь, самое главное. Вскоре мне разрешили тужится и показали, как это надо делать на каждой схватке. Наступал самый ответственный момент, когда, собственно, надо прилагать усилия, чтобы родить ребенка. Именно на этот период надо беречь силы с самого начала, поэтому важно, чтобы вся энергия не ушла в крик на первом этапе.

И вообще нужно, чтобы были силы — они понадобится, и немало.

Вскоре меня повели в родовой зал (ура, конец близок). С капельницей и пешком — между схватками это было сделать совсем просто. Помогли мне залезть на кресло, где специально был сделан упор для ног и ручки, за которые держаться.

Вот я так лежала, , а надо мной, как хищные коршуны, склонились 4 женщины (2 врача и 2 медсестры), проникая в самую мою сердцевину…. Мне говорили: тужься, тужься, рассердись на себя, ты не для нас ребенка рожаешь, для себя… Я тужилась, тужилась… Казалось, весь мир на этом клином сошелся…

Краем сознания я заметила, как сверкнули скальпель-ножницы. — Что, резать будете?! — Да!!! Этого я боялась больше всего. Это же больно!!! Чик! Примерно, как легкий щипок за запястье. После следующей хватки я увидела головку. Нельзя сказать, чтобы я почувствовала какой-то восторг или умиление.

Скорее, облегчение от того, что конец близок. На следующей схватке мой ребенок появился на свет. Перерезали пуповину. А потом я услышала его голос. Было 5 часов вечера.

Я почему-то считала, что родившийся ребенок кричит сердито, его только что вытащили из чудесного места, где было тепло и яблоки. Но он запел так сладко — ему явно нравилось в этом мире. Рождающийся ребенок покрыт слизким веществом фиолетово-белого цвета, как колбасные изделия . Мне показали, что родился мальчик, и дальше ребенком занялась медсестра — с ребенка снимают эту .

А со мной еще ничего не закончилось. Я была в том редком состоянии, когда перспектива НИКАКОГО медицинского действа не вызывала во мне паники (вообще белых халатов я боюсь до смерти). Как отошел послед (так называемое ), я не почувствовала.

Просто когда спросила, почему он не выходит остальное, мне сказали, что уже… И потом я видела, как слили в раковину что-то красное. Затем хорошенько надавили на живот — он так сдулся, стал мягким и маленьким. Положили на живот ледяной пузырь — чтоб матка сокращалась.

Я с удовлетворением заметила, что уровень живота ниже уровня ребер и радостно трогала ямку ладошкой.

Ребеночка очистили, показали мне уже — вполне красивое зрелище — даже дали потрогать. Потом долго не могли взвесить — были сломаны детские весы (качество обеспечения отечественной медицины, бля). Наконец, выяснили, что вес 3,050, размер 50 см. После чего ребенка куда-то унесли.

Тем временем врач осмотрела меня — сначала внутри, треугольной лопаточкой, загнутой буквой — нет ли разрывов шейки матки. К счастью, их не было. Потом стала зашивать разрезы. Неприятно, но терпимо. Прикольное ощущение — чувствуешь, как на тебе ШЬЮТ. Сказала, что швы снимут на 6-й день, а сидеть нельзя будет еще 3 недели. Потом врач ушла.

Акушерка убрала родовой зал и принесла мне телефон. Сказала, что лежать мне так еще 2 часа. В общем я, вполне счастливая, стала названивать всем кому не лень (в основном родственникам и знакомым кролика) и сообщать о своем подвиге.

Вот я и лежала в луже крови, довольная, как 100 китайцев (а кровь потихоньку капала из меня еще 2 часа — довольно интенсивно, еще неделю — не так интенсивно, но что-то капает и до сих пор — это сокращается матка). Акушерка сказала, что я наконец-то улыбаюсь, потому что доставили меня с глазами испуганного кролика.

А мне было так хорошо, так легко, как, наверное, не было все предыдущие 9 месяцев. Чувствовала я себя так, что едва сдержалась, чтобы не предложить помочь акушерке убирать родовой зал. Два часа я пролежала никому не нужная и всеми забытая. Впрочем, как оказалось, издевательства надо мной еще не закончились.

Через 2 часа пришла акушерка, забрала катетером мочу (в общем, я думала, будет страшнее), вытерла меня и отвезла на каталке в палату, где мне предстояло лежать. Я наконец-то могла лежать на животе!!! Зато на спине не могла: очень болела задница. Больше ничего не болело. Как будто я не рожала, а с запором боролась.

Главное впечатление от всего послеродового периода — как у ослика Феди (). В 10 вечера опять пришла акушерка, сводила меня в туалет, сказала, что в связи со швами на унитазе мне сидеть нельзя. Спросила, как я себя чувствую, не кружится ли голова. Я сказала, что замечательно, только очень болит попа.

Я как ни старалась уснуть после родов (а предыдущую ночь я тоже почти не спала), несмотря на всю усталость, всю ночь почти ворочалась, счастливая и умиротворенная. А на утреннее кормление (в 6 утра) мне уже принесли моего мышонка.

Так началась моя новая жизнь, в которой было много трудного и интересного (например, осваивать кормление грудью и э… хождение в туалет, будучи зашитой в столь деликатном месте, соседки по палате и прочее). Однако, это уже совсем другая история. Вместо резюме.

Если честно, в связи с родами я больше всего боялась двух вещей: 1. Будет больно (вообще 2. Будут резать (это тоже больно)

Могу сказать вот что. Боль вполне терпимая. Чем дальше, тем больше мне кажется, что боли не было вообще. Главное — это очень , естественная боль, не так, как, например, когда болит зуб, или поясница. В общем, это скорее не боль, а просто неприятные ощущения.

Самый противный период, конечно, схватки, главным образом потому, что нечего делать, только терпеть. А дальше интереснее. Когда уже непосредственно рожаешь, боли как таковой нет — просто надо очень сильно потужиться. ПП резать. Как я и писала выше, это не больно вообще. Главная мысль такая.

Это не столько больно, сколько просто труд — такой же, как, например, заниматься бегом, копать на раскопе, писать аналитичку и пр. Это не просто, но это не есть, например, какая-то болезнь, или что-то неприятное и противоестественное. Просто еще один процесс в жизни, требующий внимания и усилий, как, например, написание диплома. И э…

в общем, мне понравилось. И результат, и сам процесс. Даже как-то стало жалко, что мужчинам это испытать не суждено. Androsenko(собачка)public.ru

25.11.2004

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *