История о жестокости мужа по отношению к родным детям

История о жестокости мужа по отношению к родным детям Павел Ковалевский. «Порка». 1880 Public domain

23 июня стало известно, что в Дагестане четырехлетняя девочка умерла от травм, нанесенных мачехой. Девочка попала в больницу с тяжелой закрытой черепно-мозговой травмой в конце января 2019 года. Судмедэксперты установили, что ребенка били по голове тупым предметом. Мачеху обвинили в умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем смерть, заведено уголовное дело.

22 июля в сети появился ролик, на котором видно, как мать кричит на сына и избивает его: наносит удары по голове, выкручивает руки, швыряет его. Мальчик держится за нее руками, пытаясь защититься.

Причиной такого «наказания» стало то, что ребенок забыл пакет в банке, в который они заходили перед этим.

Сейчас по этому делу ведутся проверочные мероприятия и устанавливаются все обстоятельства случившегося. 

23 июля на Кубани следователи возбудили уголовное дело в отношении мужчины, державшего сына в сарае. Отец обмотал металлической цепью шею ребенка и закрепил ее за деревянную ножку стеллажа. Мальчику удалось сбежать.

Он рассказал, что вечером его приковывали цепью, а днем заставляли работать. Сейчас ребенок в реабилитационном центре, а следователи проверяют, не совершал ли отец других противоправных действий в отношении сына.

24 июля на лестничной площадке одного из домов поселка Мга Кировского района обнаружили искалеченную девочку. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 57-летней женщины, которая по просьбе матери девочки в тот момент присматривала за ребенком. Предположительно, женщина в состоянии алкогольного опьянения избила трехлетнюю девочку кухонным молотком. 

30 июля суд приговорил к пожизненному заключению жителя Забайкалья Владимира Паукова за убийство ребенка. Мужчина пытался научить пятилетнего пасынка читать.

Когда ребенок стал противиться требованиям отчима, тот избил его мухобойкой и несколько раз бросил об пол с высоты собственного роста. Мальчик умер на месте.

Когда мать ребенка вернулась домой, Пауков не позволял ей вызвать полицию и скорую. 

История о жестокости мужа по отношению к родным детям

Елена Баканова, завкафедрой психологии Международного института монтессори-педагогики:

В последнее время новости о насилии над детьми все чаще появляются в СМИ, потому что общество стало отдавать себе отчет в том, что проблема действительно существует. Происходит это в том числе благодаря тем женщинам, которые вслух заговорили о насилии по отношению к себе.

Это, безусловно, позитивная тенденция, потому что информационный поток помогает привлечь внимание к проблемам наиболее незащищенных слоев населения. В результате само общество становится более осознанным. 15 лет назад не могло возникнуть даже разговора о введении в Уголовный кодекс пункта о телесных наказаниях детей.

Формулировка «жестокое обращение с детьми» встречается в 156-й статье Уголовного кодекса, однако ее трактовка остается расплывчатой. 

Детско-родительские конфликты в значительной степени связаны с тем, что взрослые должны выполнять множество рутинных задач, при этом совмещая множество других социальных ролей.

Часто это сопровождается негативными эмоциями, отрицательно сказывается на внутреннем психологическом состоянии родителей и, в конечном итоге, приводит к тому, что этот негатив выплескивается на детей, а регулярные шлепки и подзатыльники становятся нормой.

Важно понимать, что, подвергаясь насилию, ребенок не только переживает стресс. У него формируется модель поведения, которую он, возможно, будет воспроизводить во взрослом возрасте. Если телесно наказывают мальчика, он становится агрессивным, понимает, что ему можно бить окружающих. А если бьют девочку, у нее закрепляется установка, что применять физическую силу по отношению к ней — норма.

В России ситуация с жестокостью по отношению к детям может быть связана с историческим опытом. Запрет на телесные наказания в отношении взрослых был введен только в начале ХХ века, до этого они были нормой.

Сегодня более чем в 50 странах уже есть законы, предусматривающие уголовное наказание за насилие над детьми.

Например, в Финляндии или Германии, увидев или услышав, что ребенка бьют, вы должны сообщить об этом в специальные органы.

Также открытым остается вопрос немого свидетельствования — ситуации, когда окружающие замечают случаи насилия над детьми, но не знают, что предпринять. Для того чтобы люди понимали, как правильно реагировать в тех случаях, когда они видят жестокость по отношению к детям, необходим закон, который бы четко определил алгоритм действий.

Как же тогда наказывать детей так, чтобы не травмировать их психику? Важно помнить, что преступление — это, прежде всего, нарушение принятых в обществе норм.

Поэтому сначала нужно объяснить ребенку, какие нормы в принципе существуют.

Цель наказания — научить следовать правилам социального поведения и создать условия для того, чтобы неправильные действия не повторялись, а не нанести ребенку физические или психологические увечья.

История о жестокости мужа по отношению к родным детям

Евгения Забурдаева, практикующий психолог, психотерапевт:

Сегодня все чаще открыто говорят о проблеме родительского выгорания, которое становится причиной насилия над детьми. Как правило, это результат целого комплекса причин. Во-первых, родители-насильники зачастую сами бывшие жертвы насилия или свидетели насилия в семье, и они проецируют собственный внутренний конфликт на своих детей.

Во-вторых, современное общество предъявляет к родителям как никогда высокие социальные ожидания: ребенок будто бы становится проектом своей семьи, а родителей судят по тому, насколько «успешно» они его реализуют. Такое давление зачастую приводит к тому, что родители не справляются с психологическим напряжением и срываются на ребенке.

Изменить ситуацию можно только с помощью популяризации этой проблемы: важно рассказывать о родительском выгорании,  отсутствии эмоциональной и социальной поддержки родителей, особенно воспитывающих детей в одиночестве.

Например, мать-одиночка из Кирова, которая оставила дочь на три дня одну дома, не была готова к материнству, воспитывала ребенка одна и была морально истощена.

Это не оправдывает ее поступка, однако о факторах, спровоцировавших трагедию, тоже не следует забывать.

Более того, необходимо открыто говорить и о том, что агрессор одновременно выступает и в роли жертвы, и ему тоже нужны помощь и поддержка. Например, если вы видите, как родитель не справляется и выходит из себя, можно предложить ему помощь, посидеть с ребенком, дать родителю отдохнуть.

Если есть возможность, можно попробовать разделить членов семьи на какое-то время, чтобы взрослый мог успокоиться и прийти в себя. Разумеется, если вы становитесь свидетелем физического насилия над ребенком и видите, что существует угроза его жизни, необходимо обратиться в органы опеки или правоохранительные органы.

Однако делать это нужно только в том случае, когда ситуация действительно представляет опасность.

В случае домашнего насилия в помощи нуждаются как родители, так и дети. Часто ребенок не осознает себя жертвой насилия — он думает, что заслуживает такого отношения, потому что он плохой. У него формируется установка, что с ним, с его телом можно так поступать.

Это приводит к тому, что впоследствии, во взрослой жизни, он снова становится жертвой насилия или же агрессором в собственной семье. Чтобы избежать этого, человеку прежде всего нужно понять, что он, будучи ребенком, не был виноват в произошедшем.

Для этого необходимо проработать ситуацию у психолога и осознать, что причиной насилия были внутрисемейные нарушения, пережить сложные чувства по этому поводу. И только после такого анализа психологическое исцеление жертвы насилия становится возможным. 

Главная трудность состоит в том, что общество до сих пор не осознает масштаба проблемы насилия над детьми: регулярные шлепки и подзатыльники до сих пор считаются в России социальной нормой.

Люди из поколения в поколение передают модели поведения времен Второй мировой войны, когда все население страны страдало посттравматическим стрессовым расстройством. В те времена напряжение в обществе было слишком сильным, родителям некогда было разговаривать с ребенком, объяснять своим детям нормы поведения.

Гораздо легче и быстрее было просто дать подзатыльник. К сожалению, этот цикл все еще не закончился, хотя мы больше не живем в условиях войны, но до сих пор родители бессознательно воспроизводят эту модель поведения. Гораздо правильнее проговорить с ребенком и донести до него определенные правила, обязанности и последствия их невыполнения.

При этом необходимо предусмотреть соразмерное наказание. Например, ограничение просмотра телевизора или игры в компьютер, если ребенок не выполняет свои обязанности, — здоровый способ воспитания и социализации. Но если детей наказывать физически, то это препятствует формированию зрелой личности.

В любом случае, если вы испытываете трудности в сдерживании своих чувств по отношению к детям или к другим близким, вы можете всегда обратиться к психологу или в службу бесплатной психологической помощи по телефону доверия.

Подготовили: Ксения Праведная, Диана Антипина

Муж содержит всех своих родственников, забывая о нуждах семьи

История о жестокости мужа по отношению к родным детям

Замужем 5 лет, трое детей, старший ребенок от первого брака и у мужа есть дочь от первого брака. Дочери своей он помогает, переводит приличную сумму ежемесячно и я с этим вопросом в мире и согласии. Проблема — его мать и старший брат с его семьёй, у которого очень маленькая зарплата.

Мы живём в другой стране временно, у мужа контракт и у родственников мужа срабатывает стереотип — раз заграницей, то денег вагон и девать некуда. Перед отъездом за рубеж муж отдал брату и маме 7 миллионов рублей, чтобы брат смог купить себе квартиру переехать из 2-х в 4-х комнатную. А мама пообещала, что оставит за это в наследство свою квартиру нашему сыну.

На мой вопрос, где завещание, мне сказали, как не стыдно мне спрашивать об этом, мы же родственники. Для меня тогда это был удар. Меня поставили перед фактом, спросив при всех, ты же не против, что мы отдадим все сбережения брату? Мы же уезжаем и за границей снимаем жилье, нам вроде как пока ни к ispovedi.

com чему, а инфляция может все съесть. Мать заинтересована, чтобы мой муж помогал брату, так как тот работает полдня, а остальное время с ней и решает все ее вопросы, возит на дачу и т.д. Ну и конечно, хочет, чтобы он помогал и ей самой. Я не против помощи маме, она пожилой человек и живёт на пенсию.

Пугают их аппетиты.

При этом муж экономит буквально на всем.

В супермаркете мы никогда не покупали мясо по обычной цене, ждём акцию, берём много, я езжу за 15 миль за овощами, чтобы купить дешевле, стригут его и детей сама, как могу, так как стрижка $25, в рестораны не ходим.

Причина такой рачительности, что мы стараемся отложить на покупку жилья в будущем. Я не работаю, но пока, учу язык, 3 детей, помогаю во всем ему, в бумажной работе, заполняю налоговые отчёты и прочее. А он втихую от меня переводит им деньги. Постоянно.

Вчера увидела перевод на 96000 рублей. Для России это немалые деньги. Видимо, в их семье так поставлено. Почитала интернет, ispovedi.com это оказывается так распространено. При этом свекровь всегда «поет» о том, как она любит моих детей и мужа и т.д.

Вчера накричала на мужа, сказала, что не верю в ее любовь, что он любовь своих родственников покупает, и что если бы она любила моих детей, то не отбирала бы у нас деньги.

Читайте также:  12 простых и эффективных советов по воспитанию детей

И сказала мужу если содержит семью брата, пусть спит с его женой, пусть они приезжают сюда на чужбину, где, по их мнению, так все шоколадно, и поддерживают тут его и помогают, а я в Россию ожидать денежных переводов. В общем, наговорила ему далеко не приятных слов.

И собой не горжусь после этого, но после тех 7 миллионов и понимания, что за спиной моей что-то происходит, нет доверия. Мысли про 96 тысяч, что это? Верхушка айсберга или разовая акция. Печально, что вот так теряется доверие. И так расставляются акценты. Я рада возможности выговориться, таким образом, может, станет легче.

Аноним

Гостиная – это лицо каждой квартиры или дома, поэтому подбирать мебель в эту комнату нужно ispovedi.com не только качественную, но и красивую. Современные стенки для гостиной самых разных форм, цветов и стилей сделают ее комфортной, практичной и уютной.

Похожие истории из жизни:

"Из-за жестокости мужа я потеряла первого ребенка"

Ребенок BY публикует очередной рассказ в рамках проекта «Нет насилию в семье». История из Фонда ООН в области народонаселения.

В разных семьях, в разных отношениях есть свои трагедии. Над этим можно работать в надежде на лучшее будущее. Но есть ситуации, которые преподносят нам величайший урок: они учат нас отпускать прошлое.

Мы поговорили с Анной Сташок — женщиной, пережившей великую трагедию и нашедшей в себе силы выжить.

– Анна, расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с будущим мужем?

– Мы учились в старшем классе, первая детская привязанность. Тут красивая история: мальчик хулиган влюбился в девочку-тихоню с большими бантами и примерным поведением. После школы я пошла работать в столовую, училась заочно в пединституте.

Сережа работал на заводе. Уже через год отношений было ясно — пора делать свадьбу (пока животик не стал слишком заметен). Муж не очень хотел этого, но его родственники настояли. Первый месяц замужества был самым счастливым для меня: Сергей почти не появлялся дома. А дальше…

– Когда началось грубое поведение?

– Спокойствие из нашей квартиры ушло сразу же после первого месяца замужества. Все началось с одного вечера, когда Сергей заявился домой пьяный с какой-то девицей (в таком же состоянии). Он закрылся с ней в комнате на ключ.

Мне пришлось спать на кухне. Утром на мои вопросы ответил: «Это была моя сестра, не мог же я родственницу выставить на улицу». Когда я возмутилась этой очевидной лжи, Сергей меня ударил по лицу. Сильно, впервые.

Сказать, что это было шоком — ничего не сказать. Дальше — хуже. Он забирал из дома все деньги, не оставлял еды. Родственников у меня не осталось. Иногда подкармливали соседи, и я им благодарна за каждый кусок хлеба.

– Какой самый сложный период ваших отношений, вы можете назвать?

– Когда я была на пятом месяце, стало совсем туго. Однажды (когда уж совсем хотелось есть) я пошла просить денег у мужа. Он сидел на диване и курил. Я подошла и попросила, он сделал вид, что не услышал. Попросила еще раз.

И тут произошло то, что забыть (а уж тем более простить) невозможно! Сергей меня ударил, потащил вон из квартиры. На крик выбежали соседи, но ничем не помогли. Сергей крикнул: «Пошла вон, шалава! Нагуляла неизвестно от кого, охомутала, а теперь еще моих денег хочешь!».

После чего он сбросил меня с лестницы. Я катилась три пролета. Через пару часов я лежала в больнице, у меня был выкидыш. Муж сказал врачам, что я сама споткнулась и упала. Говорить правду у меня просто не было сил: я потеряла ребенка.

Того самого ребенка, которого я любила и ждала. Я надеялась, что сын поможет мужу охладить свой пыл. В больнице провела больше недели. Когда выписали, поехала к мужу. К новым унижениям.

– Как вы с этим справились?

– Через полгода я поняла, что снова беременна. И тут во мне что-то проснулось: я не могла допустить, чтобы ЭТО снова повторилось. Было сложно, особенно уйти. Я нашла знакомых со своей старой работы, которые согласились меня на время приютить.

Пошла на курсы, занялась репетиторством — давала ребятам уроки физики и математики. Сразу же после ухода подала на развод. Муж, конечно, возмущался, но как-то все обошлось.

Первые год-полтора жили с ребенком бедно. Но это было чудесно: спокойствие, вера в будущее и малыш! Через некоторое время дали комнату на общей кухне, устроилась работать в школу.  

– Что происходит в вашей жизни сейчас? 

– Моей дочери Насте уже 8 лет. Она растет, хорошо учится, мечтает стать врачом. Мы живем в своей комнатке, тихо и мирно. У меня остались проблемы в отношениях с мужчинами, но всю прежнюю горечь сглаживает счастливая улыбка моего солнышка. Главное — решиться сделать шаг.

Уважаемые читатели! Вам приходилось сталкиваться с насилием в семье? Как можно распознать тирана? Есть ли возможность защитить себя от насилия? Почему девушка терпела голод и издевательства столь долго? Это страх быть непонятой обществом? Ждем ваших ответов в х!  

  • Семья на грани развода: что делать, если некуда идти?
  • Нет насилию: Мой муж тиран или мне кажется?
  • Обсуждаем на форуме:
  • Семейные конфликты: как решить?

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!

Насильник в семье: откровения жертв, советы психолога

– Работая психологом, я довольно часто сталкиваюсь с ситуациями, когда мои клиенты в детстве подвергались сексуальному насилию в семье. Случаев этих намного больше, чем я могла предположить. Что здесь можно называть насилием? Есть насилие с проникновением.

А есть насилие, когда кто-то из родственников предлагает ребенку заняться мастурбацией, в том числе взаимной или когда кто-то из близких предлагает потрогать детородный орган, как в случае Олеси.

Сексуальное насилие представляет собой достаточно широкий спектр действий – от игр до полноценного полового акта, – поясняет Надежда.

Специалист уверена, что если человек подвергался насилию в детстве, то это оставляет на нем отпечаток на всю жизнь.

– Как возникает агрессия? Она возникает из травмы. Когда ребенок терпит насилие, он начинает, как бы расщепляться внутри на жертву, агрессора и спасателя. В результате он выбирает одну из этих ролей, которая становится доминирующей в его взрослой жизни.

Например, он может выбрать роль спасателя и стать психологом, помогать детям пережившим насилие или стать пожарным и спасать людей. Также человек может выбрать роль жертвы и постоянно попадать в ситуации, когда над ним совершается насилие. Как вариант, выйти замуж за мужчину-агрессора.

А еще человек может идентифицировать себя с агрессором и самому чинить насилие, якобы, таким образом, подтверждая свою власть над окружающими, в том числе над собственными детьми, – говорит Надежда.

Не нужно много времени, чтобы пережитое насилие в семье отразилось на эмоциональном состоянии и поведении ребенка.

– Ребенок, столкнувшийся с насилием, в первую очередь становится замкнутым. Потому что он думает, что с ним что-то не так. С другой стороны, насилие всегда связано со стыдом и чувством вины. Ребенок думает, что он какой-то не такой, с ним не все в порядке, и за это его наказывают взрослые дома.

Он может испытывать страх, повышенную тревожность, на фоне насилия могут развиваться разнообразные фобии.

Такой ребенок может чувствовать себя чужим в обществе других детей, потому что, как он думает, у него есть тайна, которую никому нельзя доверять, и он с этой тайной остается один на один, – говорит Надежда Матушкина.

Любое насилие – это серьезная психологическая травма. И с годами она не исчезает, оказывая влияние на самые разные сферы жизни человека. К примеру, на то, как он выстраивает отношения с друзьями, коллегами, каких партнеров он выбирает, создавая пару.

– Самое главное следствие насилия, пережитого в семье, связано с тем, что все люди и мир вокруг кажутся такому человеку небезопасными. Ведь если даже в семье с тобой может произойти самое плохое, то, что говорить об окружающей действительности? Из этого вырастает замкнутость, подозрительность, недоверчивость, враждебность к социуму, – говорит специалист.

Надежда делает особый акцент на том, что стоит различать последствия физического, эмоционального и сексуального насилия.

– Сексуальное насилие это более тяжелая травма. Потому что сексуальное насилие порождает очень сильное чувство стыда. И это, как правило, такие истории, о которых людям сложно рассказать даже психологу, а значит, работать с ними труднее.

То есть сексуальное насилие – это очень серьезная ловушка для человека. Он себя чувствует еще более одиноким, чем тот, кто пережил только физическое или эмоциональное насилие.

Он боится быть отвергнутым, высмеянным, замыкается в себе, и это не идет ему на пользу, – считает Надежда.

По мнению психолога, у человека, пережившего насилие в детстве, да еще в собственной семье, могут возникнуть проблемы в будущем. Спектр таких проблем широк – от попадания в отношения с абьюзерами (абьюзер – человек, совершающий насилие над своей жертвой, – прим.ред.) до трудностей с наркотиками или алкоголем.

Инстинкт разложения: что заставляет матерей быть жестокими

Запертые в квартирах, выброшенные из окон, забытые ночью в лесу — эти дети ничем не заслужили такой жестокости от тех, кто обязан заботиться о них и оберегать от зла. Случаи, когда мать поднимает руку на дитя или оставляет его в опасности, происходят с пугающей регулярностью.

Самые резонансные из них заставляют всерьез задуматься о том, что эти женщины утратили материнский инстинкт. «Известия» собрали экспертные мнения о том, в чем корни проблем родительского безразличия и агрессии и кто виноват в том, что жестокость в отношении детей превратилась в систему.

Жестокие и неудовлетворенные

Среди причин, соединяющих воедино два, казалось бы, несовместимых понятия — материнство и жестокость, — социологи выделяют неблагоприятные социальные и материальные условия, падение доходов в связи с рождением ребенка и психологическую реакцию женщины на неустроенность жизни.

«Это недовольство собой, своей жизнью, своим женским и статусным положением. На этой почве концентрируется женская «ожесточенность от неудовлетворенности». Увы, именно ребенок в таком случае для раздраженной матери «во всем и виноват».

Читайте также:  Новый год с малышом: как все успеть и насладиться праздником

Женщина всегда ищет виноватого в своих неудачах, как правило, среди людей ближнего круга. А это, естественно, либо муж, либо ребенок, которые «испортили ей жизнь».

В случае же, когда мужа нет, а жизнь неустроенна, именно ребенок становится главным виновником этой неустроенности и, соответственно, объектом жестокости.

Он становится лишним для таких матерей», — пояснила «Известиям» профессор социологии, научный руководитель департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве РФ, член научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации Галина Силласте.

Другой причиной, подпитывающей материнскую жестокость и безразличие, можно считать снижение социального контроля со стороны общества и государства за состоянием неблагополучных семей. Соседи, родственники и учителя стараются не вмешиваться в агрессивную среду внутри семьи. Хотя, безусловно, бывают исключения.

«Если в обществе занижена личная ответственность женщины-матери за состояние ребенка, его безопасность и защищенность, если не работают общественный контроль и поддержка, то в государстве остается один механизм защиты детей от жестокости в семье и жестокости матери — ужесточение норм права и действия закона в отношении контроля со стороны соответствующих лиц. А это питательная среда для укрепления ювенальной юстиции, что, на мой взгляд, далеко не лучший вариант», — добавляет профессор социологии.

Важным шагом в данном направлении могло бы стать появление закона о предотвращении насилия в семье. Потому что объектом этой агрессии зачастую становится именно самая незащищенная часть семьи — маленькие дети.

В качестве мер поддержки одиноких матерей, которые могли бы выступить профилактикой агрессии в семье, Силласте выделяет внедрение служб психологической помощи матерям-одиночкам, которая отчасти перенаправит агрессию и беспощадность в отношении слабого и полностью зависимого от нее маленького человека.

Но, помимо этого, должна совершенствоваться и система материальной поддержки матерей-одиночек.

Поквартирная опека

Контроль за неблагополучными семьями и безопасностью нахождения детей в них — прямая задача органов опеки. Однако зачастую работникам не удается даже поговорить с родителями, к которым у службы возникают вопросы.

Происходит это из-за переездов семьи и, как следствие, потери связи с ней.

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова считает, что появление многочисленных «детей-невидимок» связано именно с недостаточным доверием родителей, попавших в трудную ситуацию, к органам опеки.

«Если бы оно было стопроцентным, было бы больше звонков, и все эти случаи можно было бы предупредить. Кто бы звонил? Это могла быть сама мама, которая говорит, что у нее беда и она не справляется.

Но при этом она знает, что придут не апельсины в холодильнике считать и не вычислять расстояние от стола до стула, а предложить помощь психолога, юриста и разобраться в проблеме.

При таком режиме работы серьезно может сократиться число подобных инцидентов», — рассказала «Известиям» детский омбудсмен.

В случае с пятилетней девочкой, изъятой из захламленной квартиры на Ленинградском шоссе, визит опеки был бы необходимой превентивной мерой. Если бы сотрудники вовремя обнаружили заметные невооруженным глазом проблемы, таких тяжелых последствий для ребенка можно было бы избежать.

«Она фрукты нюхала и лизала. В первый раз в жизни видела фломастер и не знала, для чего ей давали эту палочку цветную, потом поняла, что она рисует. Карандаш ей был более понятен. Вот только сегодня (13 марта 2019 года. — Ред.) начала более положительно относиться к кровати.

То есть она не спала на кровати, на стуле хотела спать. С боем мыли ее: был визг, крик. У меня было ощущение, но я, конечно, не ставлю диагнозы, а говорю о своем впечатлении: она смотрит на нас, как на зоопарк.

Она столько людей, наверное, не видела, очень хочет понравиться, сделать так, как мы просим. Но не всегда понимает, — поделилась с «Известиями» Анна Кузнецова, — Она не терпит, когда она остается одна.

К сожалению, речи пока нет, есть отдельные слоги, которые она выкрикивает, когда что-то не нравится. Но когда ей принесли тапочки, она сказала: «Тапочки». Кушает хорошо сама, учить ее не надо».

В обязанности органов опеки не входит поквартирный обход всех семей с детьми, отмечает начальник отдела по организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав города Москвы Юрий Котов. Визит инспектора может быть связан с жалобами соседей, родственников, учителей или работников дошкольных учреждений.

«У опеки нет обязанности ходить поквартирно. Более того, учитывая ситуацию с органами опеки в целом, люди воспринимают в штыки визит проверяющего сотрудника или внимание к той или иной семье.

Еще шесть лет назад разработали регламент по раннему выявлению семейного неблагополучия, прописали возможные случаи, как предвосхитить подобные ситуации. Если не платит родитель за квартиру, то органы опеки должны обратить внимание на ситуацию.

Не отбирать детей, а выяснить причину: пропивают ли они деньги или у них бедственное положение. Проигнорировать такую ситуацию — верх некомпетентности», — уточнил Котов в беседе с «Известиями».

Время экспериментов над детьми

Практикующие юристы и правоохранители склоняются к тому, что проблема была всегда, но сегодня ей уделяется пристальное внимание из-за развития медиа — доступ к информации возрос кратно.

Те ужасы, о которых знали только участковый, адвокат, следователь и круг заинтересованных в деле лиц, сегодня мусолят в соцсетях и на федеральных каналах.

И тем не менее на отношение к родным детям значительно влияет современность.

«По моим наблюдениям, сегодняшние проблемные родители, в частности нерадивые матери, — это, в свою очередь, дети тех, кто в 1990-х пытался прокормить семью, пропадал на работе. С одной стороны, за это их грех обвинять, а с другой — мы получили целое поколение неподготовленных мам и пап.

Инфантильные родители без четких пониманий о семье и материнстве то и дело попадают в скандальные новости», — сказал «Известиям» адвокат Евгений Корчаго.

В прошлом он служил в должности участкового уполномоченного в одном из райотделов столицы, где ему приходилось изымать детей из неблагополучных семей.

«Многие родители искренне считают, что, родив ребенка, они получают над ним полное право распоряжения. Отсюда, на мой взгляд, странные решения с питанием малолетнего, его внешним видом, именем.

Этим же в некоторых случаях продиктованы и такие значимые вещи, как выбор будущего для ребенка, отказ от общеобязательных прививок. По принципу «как хочу, так и кручу».

Особенные с точки зрения мировосприятия родители подвергают детей еще более опасным экспериментам — исключают детей из социума на почве религиозных убеждений. Другие считают возможным превращать квартиру, где живет ребенок, в проходной двор для трудовых мигрантов.

Распространенными сегодня стали ситуации, когда одни родственники инициируют лишение родительских прав других своих родных, чтобы извлечь ребенка из социально опасной среды», — говорит Корчаго.

Бессознательное зло

Корни проблемы, если исходить из западного психоаналитического опыта, находятся в раннем детстве тех самых нерадивых матерей.

«Психику до трех лет формирует только мать. Об этом говорит психоаналитическая теория.

Только потом появляется отец, который отвечает за формирование совести и психически разделяет мать и ребенка», — объясняет важность присутствия матери в жизни человека в беседе с «Известиями психотерапевт, девиантолог и президент благотворительного фонда «Шанс» Гелена Иванова.

Через специалиста прошли сотни трудных подростков, многие из которых совершили тяжкие преступления. Гелена Иванова считает, что основы агрессивного поведения закладываются в раннем детстве.

«Девиантное материнство — это прежде всего когда нарушается родительская стадия, эти женщины не могут быть хорошими мамами. Как правило, это сценарии — такое поведение передается от матери к дочери и так далее», — говорит психотерапевт. Но выход из этого круга есть, считает эксперт.

«С детьми-то можно работать. Мы можем исправить их сценарий, и они станут хорошими родителями», — говорит Иванова. Выздоровление может принести психоаналитическая терапия (психодинамический подход) — два года раз в неделю пациент должен беседовать со специалистом. Новая идентификация и даже эмпатия (чувство сострадания.

— «Известия») формируется с помощью такой терапии. Разумеется, этим должны заниматься квалифицированные люди», — считает девиантолог. Она подчеркнула, что сегодня в России такие специалисты практически отсутствуют. Тем более нет их в системе органов опеки.

Без решения этой кадровой проблемы бороться с последствиями агрессии несовершеннолетних и девиантным материнством, по сути, бессмысленно.

«У нас один метод — психбольница. Например, ребенок убежал из дома — его сразу в психбольницу. У меня были пациенты, которых по семь раз клали в стационар. Это катастрофа, на мой взгляд», — говорит Иванова.

«Если брать случай с ребенком в Москве, я думаю, что у матери была послеродовая депрессия. Она в свое время оказалась одна с грудным ребенком, без работы — пик депрессии.

Как она выживала? Не исключено, что эта депрессия приняла психотическую форму. Она, конечно, удовлетворяла потребность в еде, приносила откуда-то воду. Но ей нужна была помощь…

Возможно, она бы и сама обратилась за ней, но как работает наша система — изъять ребенка и всё. Женщины этого боятся», — говорит психотерапевт.

Иванова обратила внимание, что соседи систематически на протяжении длительного времени видели, как она стирает вещи в Москве-реке. «Как можно было отключить у нее дома воду? А ведь никто не забил тревогу. Это же равнодушие», — говорит девиантолог.

Асоциальные привычки, приверженность к каким-либо субкультурам, влияние соцсетей на человека — это лишь дополнительные триггеры, оказывающие воздействие на поведение, отклоняющееся от норм. Фундамент угрозы закладывается в самом детстве.

«Есть стереотип, что алкоголичка — плохая мать. Но это неправда. Есть пьющие матери, которые очень любят своих детей. А есть обеспеченные образованные женщины, но в плане привязанности к детям — мертвые. На их фоне пьющие матери, которым удается комбинировать свое пагубное пристрастие с заботой о детях, смотрятся выигрышно», — привела пример Гелена Иванова.

Если папа слишком строг

Термин «неоправданная строгость» все чаще встречается как в западной, так и в отечественной популярной литературе по психологии. Однако до сих пор большинство специалистов в области семейных отношений затрудняются четко провести границу между оправданной и неоправданной родительской строгостью.

Это и не удивительно. Понятие нормы и допустимости очень индивидуально для каждой семьи и определяется многими факторами. Тем не менее, можно попробовать формализовать это понятие, основываясь на критериях, предложенных немецкими семейными психотерапевтами.

По их мнению, с уверенностью говорить о «неоправданной строгости» можно в том случае, если отец:

  • разговаривает с ребенком исключительно на повышенных тонах, предпочитая приказы просьбам;
  • считает самым эффективным способом коммуникации систему поощрений и наказаний (в том числе физических);
  • требует неукоснительного исполнения собственных требований, полагая их единственно верными и полезными для ребенка, не учитывая предпочтения и интересы малыша.
Читайте также:  Один день из жизни многодетной мамы: откровенно про семью из 10 человек

Но так ли неоправданна эта строгость с точки зрения папы?

Папа на периферии

В современных российских семьях после рождения ребенка родительские роли между супругами достаточно часто распределяются следующим образом: мама ухаживает за малышом и занимается его воспитанием, а папа обеспечивает материальное благополучие семьи. Вполне логичное распределение обязанностей, вероятно, скажут многие из вас.

Но это не совсем так. С точки зрения семейной психотерапии, налицо коммуникативный дисбаланс. В то время как мама, проводя большую часть времени дома, учится взаимодействовать с новым членом семьи, вырабатывая свой собственный, уникальный стиль общения с ребенком, папа остается как бы в стороне, общаясь с малышом только в выходные дни.

Таким образом, между мамой и ребенком устанавливается не только куда более прочная эмоциональная связь, но и детально структурированная, гибкая модель отношений со своими «можнонельзя», «сейчаспотом», «хорошоплохо». В результате мама для ребенка понятна, прозрачна, безопасна и, что важно, авторитетна, чего нельзя сказать об отце.

Для ребенка общение с «периферийным отцом» каждый раз начинается практически «с чистого листа», и ему необходимо время для того, чтобы перестроиться под папин стиль коммуникации. Согласитесь, в подобной ситуации малышу проще и понятнее общаться с мамой.

К сожалению, найдется немного мужчин, способных отстраненно и спокойно взглянуть на данную ситуацию в собственной семье. В отличие от ребенка, папа прекрасно осознает свое положение в доме, но хочет, чтобы малыш признавал его авторитет, воспринимал всерьез, с любовью и уважением.

А когда этого не происходит, то в подавляющем большинстве случаев самым простым инструментом воздействия на ребенка становится повышение тона, наказания, излишняя требовательность.

В конечном итоге такая «педагогическая тактика» заканчивается слезами, обидами и обращением за помощью к маме. Тут-то и начинается второе отделение этого в высшей степени драматичного спектакля. Его сценарий может развиваться в двух направлениях.

В первом случае, руководствуясь своим инстинктом и зная, что ее ребенок может быть совершенно другим, мама защищает своего малыша и начинает обвинять отца в недостаточной любви к ребенку, невнимательности и жестокости.

Происходит нарастание отчужденности между супругами, провоцируется настоящая мужская ревность по отношению к собственному ребенку.

Другим вариантом маминого поведения в данной ситуации может быть дополнительное давление на ребенка с целью немедленного признания папиного авторитета, пока у последнего окончательно не испортилось настроение. В обоих случаях страдают семейные отношения либо между супругами, либо между мамой и малышом, но всегда – между папой и ребенком.

О каком уважении к отцу со стороны ребенка можно говорить, если появление папы вызывает не радость, а постоянный стресс. Нередко дети с неустойчивой нервной системой реагируют на жесткую модель воспитания типичными невротическими расстройствами детского возраста, такими, как энурез, тики, заикание, нарушения сна, ночные страхи, от которых, иной раз, не так-то просто избавиться.

И даже в том случае, если патологическая строгость со стороны отца не вызовет столь явных клинических проявлений, то можно быть уверенным, что она найдет свое отражение в будущей, взрослой жизни ребенка. Часто люди, выросшие в обстановке излишней строгости, испытывают трудности с высказыванием собственного мнения, не говоря уже о том, что совершенно не способны его отстаивать.

Как правило, им трудно говорить о своих эмоциях и некомфортно иметь дело с чужими. Часто они сами стремятся к подавлению и контролю в отношении близких людей и подчиненных.

Не удивительно, что их считают тяжелыми в общении, неконтактными людьми, и они сталкиваются со множеством проблем в области коммуникации. Супружеской паре стоит выработать единую позицию в отношении воспитания ребенка. И старательно поддерживать совместно установленные правила.

К сожалению, стоит признать, что часто внутрисемейные стандарты для ребенка устанавливает мама, а папа, порой, даже не имеет представления о том, что они существуют. Поэтому папины требования воспринимаются ребенком как чуждые его привычному укладу.

Не менее важно поддержание и развитие самостоятельных, без посредничества мамы, отношений между отцом и ребенком, какими бы проблематичными они не казались на первый взгляд.

Возможно, на начальном этапе такого «парного общения» не все будет гладко.

Думаю, вы по собственному опыту знаете, сколько неловких и дискомфортных ситуаций может возникать при попытке общения двух малознакомых людей, вынужденных находиться рядом в течение достаточно продолжительного времени.

Как бы дико это не звучало, но если все вышеизложенное похоже на то, что происходит у вас дома, то стоит признать, что ваш ребенок и муж пока практически не знакомы. И ваши попытки быть медиатором между ними, скорее всего, приведут к тому, что проблемная ситуация сохранится.

Просто они привыкнут общаться через маму, а вы станете заложницей собственной лояльности. Поэтому предоставьте им свободу выбора в вопросе проведения досуга вдвоем, и, поверьте, через некоторое время они замечательно научатся договариваться и разрешать возникающие между ними разногласия.

Параллельно с этим супругам стоит сконцентрироваться на укреплении отношений в паре. К сожалению, нередко после рождения детей муж и жена забывают о том, что они не только родители, но еще и супруги. И это объединение имеет право на личную жизнь.

Позвольте себе пойти вместе в театр, кино, ресторан, просто спокойно поговорить, заняться любовью. Это прекрасный повод дать почувствовать друг другу обоюдную ценность этих отношений, признать важную роль каждого из вас, насладиться тем, что вы вместе.

Такие походы будут полезны и для ребенка, который осознает, что у родителей есть свое личное пространство, и папа, похоже, имеет ничуть не меньше прав на время и внимание мамы.

Когда папа был маленьким

Другую причину, на первый взгляд, необъяснимой папиной строгости стоит искать в его детстве.

Дело в том, что достаточно часто новоиспеченные родители выносят свои представления о том, как следует воспитывать детей и как последние, по идее, должны на это реагировать, из собственной семейной практики.

Как ни парадоксально, но часто, не соглашаясь с методами воспитания наших родителей, мы бессознательно переносим их педагогические стереотипы в свою новую семью.

На первый взгляд, подобное утверждение кажется абсурдным. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что практически каждый человек, выбирая между знакомым, проверенным способом общения и коммуникационным экспериментом, склонен выбирать первое.

Особенно в том случае, если речь идет о таком важном вопросе, как воспитание детей.

Что уж говорить о тех ситуациях, когда мужчина полностью разделяет родительскую модель воспитания, искренне полагая, что только строгость способна привить ребенку столь необходимые человеку качества, как исполнительность, дисциплинированность, уважение к старшим, четкое определение приоритетов.

Противостоять подобной позиции бывает достаточно сложно. Ведь вот он перед вами, живой пример взрослого мужчины, удачно воспитанного в подобной «педагогической парадигме».

Однако семейные психологи придерживаются иного мнения и не склонны соглашаться с тем, что воспитанные в строгости дети так уж хорошо адаптированы к взрослой жизни, как может показаться.

В подобной ситуации супругам бывает полезно рассказать друг другу о своем детстве, сравнить модели воспитания в их семьях, обратив внимание на те, порой, радикальные различия в подходах к ребенку, которые использовали их родители, и, в конечном итоге, вместе определить, что будет полезно взять из опыта бабушек и дедушек, а от чего стоит отказаться. Пожалуй, только таким образом можно создать свою собственную, уникальную для вашей семьи и адекватную для вашего ребенка модель воспитания, а не использовать не всегда эффективную стратегию ваших родителей. К тому же, потрудившись вспомнить себя в том возрасте, в котором сейчас находится ваш ребенок, а порой, и, поговорив об этом со своими старшими родственниками, вам будет значительно легче поставить себя на место вашего малыша и взглянуть на, казалось бы, знакомую и понятную вам ситуацию его глазами.

«Козленок отпущения»

Третьей часто встречающейся в российских семьях причиной избыточной мужской строгости, а иногда и откровенной жестокости и агрессии по отношению к ребенку, является неспособность адекватного обращения мужчины с собственными проблемами личного или профессионального характера.

В нашем обществе мальчикам с детства объясняют, что настоящий мужчина никогда не пасует перед проблемами, идет до конца и не имеет права показать собственную слабость, признать свою некомпетентность, поделиться с кем бы то ни было теми переживаниями, которые его волнуют.

Мужчина должен быть самодостаточным и автономным. Возможно, это несколько утрировано, но стоит признать тот факт, что большинство мужчин с большой неохотой говорят о своих внутренних конфликтах и чувствах, до последнего пытаясь создать впечатление полного благополучия и самообладания.

Однако негативные эмоции, вызванные сложными отношениями с начальством, с родителями супруги или с собственными, недовольство профессиональной самореализацией, отношениями в паре, не находя естественного выхода в слезах, душевном разговоре или прямом предъявлении адресных претензий, переходят в такие патологические формы, как алкоголизм, пристрастие к азартным играм, интернет-зависимость или жестокое обращение с детьми.

В этом случае ребенок оказывается в плачевной, но, к сожалению, удобной и безопасной роли маленького «козлика отпущения», на котором можно выместить свой гнев и обиду, связанные с совершенно другими людьми и обстоятельствами.

В подобной ситуации строгость и жестокость становятся синонимами и вопиющим проявлением слабости. Если вы подозреваете, что это именно ваш случай, следует отнестись к мужчине с большим вниманием, по косвенным признакам попытаться понять, что именно его беспокоит.

И даже в том случае, если вы абсолютно уверены, что знаете истинную причину его раздражительности, не спрашивать об этом напрямую и не предлагать помощь и советы.

Скорее, стоит подумать о том, каким образом можно расположить его к разговору о той или иной проблемной ситуации, чтобы это был его выбор, а не ваша настойчивая просьба. Только при таких условиях мужчина сможет почувствовать себя в достаточной безопасности и будет искренне признателен вам за участие.

Как правило, человеку сложнее всего говорить о том, что его не устраивает в паре. Ведь это может обидеть супруга, нанести непоправимый вред отношениям.

По крайней мере, большинство мужчин считают именно так, и поэтому нередко высказывают все накопившиеся претензии непосредственно перед разрывом отношений, когда терять, собственно, уже нечего.

Пожалуй, из всех ситуаций, предложенных вашему вниманию в данной статье, последняя может оказаться слишком трудной для самостоятельного разрешения внутри семьи без привлечения специалиста.

В остальных случаях, опираясь на собственный профессиональный опыт, готов утверждать, что каждая семья располагает достаточным количеством внутренних ресурсов для того, чтобы, руководствуясь приведенными выше рекомендациями, решить проблему «неоправданной» папиной строгости самостоятельно. Ведь, в конечном итоге, никому еще не удавалось построить искренние, доверительные отношения с ребенком, заложив в их фундамент упреки, претензии и наказания, особенно, с применением силы.

Источник фото: Shutterstock

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *